Первый день Добровольческой армии

Наша история!

Ровно сто лет назад 2(15) ноября 1917 года Новочеркасск вошёл в историю гражданской войны как город, в котором родилась Добровольческая армия. На страницах сотен книг и мемуаров, написанных в эмиграции участниками этого события, ему отведено немало места. Выбрав некоторые из них, я попытался в хронологическом порядке воссоздать события лишь одного — первого дня.
Итак, под утро 2 ноября к перрону новочеркасского вокзала подошёл поезд из Ростова…
В. Павлов: «…из поезда высадилась группа человек в двенадцать, в военных, но без погон, и штатских костюмах, с небольшим багажом в руках. На вокзале был образцовый порядок: люди спокойно, одни выходили из вагонов, другие входили в них, и никого из них не интересовала прибывшая группа, почтительно окружавшая старика в штатском. Никто не замечал её радости — достижения ею цели — Земли Обетованной».


Отступление первое.
«О старике»
Автор вышеприведённых строк, здесь и далее в тексте именует «стариком в штатском», человека, которому в день приезда в Новочеркасск было всего 59 лет! И лишь на следующий день, 3 ноября, ему исполнилось 60. Конечно, по фотографиям и по воспоминаниям современников мы знаем, что выглядел он старше своих лет. И не только этот автор, но практически все, знавшие Михаила Васильевича Алексеева, в один голос утверждают: «старик, даже старичок». Вот лишь несколько примеров.
В. Шульгин: «…одетый в штатское сухой старичок в очках, с жесткими седыми усами. Этот старичок говорил надтреснутым скрипучим голосом: «Видите, с чего начинаем. Трудно…»
М. Мезерницкий: «Маленький старичок с курносым носиком и добрыми, умными и печальными глазами, в стареньком засаленном кителе, с «Георгием» на шее. Это был идеалист, принесший всё на алтарь родины, ничего не требующий для себя и веривший, что и другие поступят так же, как и он».
Д. Свидерский:«…старик, старая-престарая шинель когда-то имела лучший вид, но сохранились ещё генеральские красные отвороты; на голове рыжая кубанка, погоны сильно помятые, видно, что генеральские, звёздочек на них пока не вижу. Сама личность генеральская – круглолицый, седые усы, растрёпанные, как у кота, в разные стороны, глаза не «грозные», нос картошкой и красный от холода…

В. Севский: «…маленький, серенький генерал с портфелем, в мешковатом штатском костюме, с галстухом, похожим на полотенце, неумело затянутом на тонкой шее, бывший верховный главнокомандующий миллионными армиями, бывший генерал, перед которым почтительно вставал даже полковник Преображенского полка Романов».
Кстати, о полковнике Романове, последнем русском Императоре. В ноябре 1917 года ему было всего 49 лет. Другим персонажам из нашей реконструкции и того меньше: Л.Г. Корнилову – 47, А.И. Деникину – 45, А.Ф. Керенскому – 36. Лишь А.М. Каледин близок к «старику» в свои 56 лет.
Привожу эти цитаты вовсе не для того, чтобы принизить или тем более оскорбить память основателя Добровольческой армии. Все эти слова написаны людьми, бесконечно уважающими этого «старичка», приехавшего в Новочеркасск, чтобы, как он сам говорил, выполнить своё последнее земное дело – очистить Россию от большевизма. Именно сравнивая возраст и грандиозность поставленной задачи, современники отмечали невероятную смелость и энергию человека, практически в одиночку начавшего формировать новую Русскую армию.


Ситуация в городе
«Но не прошло и нескольких минут, как к группе быстрым шагом подошёл офицер-донец, взял «под козырёк» и что-то отрапортовал старику, это был генерал Алексеев, со своим адъютантом, ротмистром Шапрон-де-Ларе, так же, как и генерал, одетым в штатское, сопровождаемые офицером, отбыли к Атаману Дона, ген. Каледину.
К оставшимся подошёл другой офицер и повёл их в город.
– Как тут у вас? – спросили его.
– Неважно! – ответил тот».
Донской офицер подобрал наиболее мягкое слово для оценки положения дел на Дону, вероятно не пожелав расстраивать прибывших. Действительно, все ехавшие на Дон из столицы, Москвы, других крупных городов, где уже царила революционная анархия, надеялись, что обретут здесь «Землю Обетованную».
Пожалуй, лучше других сказал о первых впечатлениях по приезду в Новочеркасск Николай Львов: «Только на Дону офицеры продолжали носить золотые погоны, только здесь отдавалась воинская честь и уважалось звание офицера. Маленький незатопленный островок среди разбушевавшейся стихии».
Но внешнее спокойствие и блеск золотых погон могли обмануть приезжих лишь в первые часы. После недели, проведённой в городе, Виктор Ларионов с горечью отмечал: «В уютном и богатом Новочеркасске, заваленном ещё всеми благами прошлого – мясом, белым хлебом, фруктами и вином, всем тем, что в Петербурге уж давно только снится, – по улицам гуляют прибывшие с фронта расхлёстанные дезертиры и сплёвывают на тротуары лузгу. Чести, даже своим донским генералам, никто из фронтовиков не отдаёт».

Встреча с атаманом Калединым
В. Павлов: «Генерал Алексеев, генерал без положения, без должности, но с именем и с идеей, которой теперь он жил, и осуществить которую стремился, был принят Атаманом, Правителем целой области. Он сообщил Атаману, что теперь настало время осуществить его намерение создать на территории Дона вооружённую силу для борьбы с большевиками, просил его ещё раз дать приют офицерам и добровольцам и содействовать ему в его патриотическом начинании. Атаман Каледин разделил цели и намерения ген. Алексеева и обещал ему всемерную помощь».
Несколько иначе описывает итог этой встречи генерал Деникин. «Атаман Каледин, познакомившись с планами Алексеева и выслушав просьбу «дать приют русскому офицерству», ответил принципиальным сочувствием, но считаясь с тем настроением, которое существует в области, просил Алексеева не задерживаться в Новочеркасске более недели, перенести свою деятельность куда-нибудь за пределы области – в Саратов или Камышин. Не обескураженный этим приёмом и полным отсутствием денежных средств, Алексеев горячо взялся за дело…».
В. Павлов: «Немедленно в Петроград была выслана условная телеграмма о направлении добровольцев в Новочеркасск.
2 ноября 1917 г. стало днём зарождения «Алексеевской Добровольческой организации» на Дону, позднее ставшей Добровольческой армией. Неделю спустя после захвата власти в России большевиками, патриоты Родины ответили созданием противоборствующей им силы».

Лазарет на Барочной
Б. Суворин: «Все, кто причастился этому великому движению, кто попал в первые дни её существования, помнят небольшое, совершенно заполненное помещение на Барочной улице (…), где была главная квартира её основателя генерала Алексеева».
М. Нестерович-Берг: «Кто был тогда в Новочеркасске, тот должен хорошо помнить это здание – колыбель добровольчества».
Действительно, многие участники тех событий в своих воспоминаниях упоминают дом на Барочной улице. И называют его точный адрес. Тот, по которому они пришли, чтобы записаться в Алексеевскую организацию. Но беда в том, разные авторы приводят номера пяти разных домов! Поискам истины в этом важнейшем, на наш взгляд, вопросе, будет посвящена отдельная статья. И чтобы не запутать современных читателей, я буду убирать из текста воспоминаний неправильные номера дома на Барочной улице. Приведу его месторасположение по статье Якова Лисового «Каледин и добровольческая армия», опубликованной в журнале «Донская волна» в январе 1919 года, спустя всего чуть более года после описываемых событий.
«В первые же дни под общежитие, которое было названо «общежитие №1», был отведён лазарет № 2, угол Барочной ул. и Платовского просп., – с служебным и хозяйственным персоналом и запасами постельной принадлежности и белья на 250 человек».
В. Павлов: «Группа спутников генерала Алексеева была приведена на Барочную улицу (…). Прибывших приветливо и радушно встретили, отвели им комнату, накормили. Скоро все уснули крепким сном после долгого, тяжёлого и беспокойного пути».


Отступление второе.
«О пьяной улице»
Лазарет № 2, находившийся, как мы уже отмечали, на углу главного городского проспекта – Платовского, был лишь в двух кварталах от Атаманского дворца и, собственно, от центра города. Но соседство с Азовской базарной площадью наложило негативный отпечаток на репутацию улицы. Участок Барочной от Платовского проспекта до Комитетской улицы представлял из себя район самого разнузданного пьянства и скрытого разврата. Даже официальные «Донские областные ведомости» были вынуждены привлечь внимание к творящимся здесь безобразиям.
«Обилие гостиниц, всевозможных ресторанов с музыкой, пением и прочим увеселением привлекает к себе множество посетителей, преимущественно рабочих, ремесленников… Ежечасно питейные заведения выпускают посетителей на улицу десятками мертвецки пьяных. Пьяные стоят у питейных заведений, идут группами, валяются по улице и ежеминутно оглашают воздух отборнейшей бранью, руганью… Драки здесь явление заурядное (…). Водку всегда можно купить с «заднего хода» гостиниц даже после закрытия в положенный час последних. Вот посмотрите на вывески. Тут есть и «Париж», и «Лондон», и «Яр», и «Москва», и «Сан-Ремо», и мелкие пивные».

угол пр. Платовского и ул. Барочной Фото с: htt:// novocherkassk.net

Остановимся на одном названии. Гостиница «Яр», Барочная № 36. Прежде злачное место после введения сухого закона в 1914 году оказалось под угрозой закрытия. Энергичные меры донского атамана Покотило по исполнению закона о запрете продажи спиртного приносили свои плоды. Еженедельно в газетах сообщается об оштрафованных и посаженных на несколько месяцев в тюрьму тайных продавцах выпивки. Возможно, это подвигло домовладельца и хозяина гостиницы Сидорова в сентябре 1914 года сдать «Яр» в аренду под лазарет Красного Креста. «Помещение со всем инвентарём, с кроватями, буфетной и кухонной посудой, ёмкостью до 150 кроватей, предложено всего за 2250 рублей», – отмечала газета «Приазовский край».
Лазареты Общества Красного Креста находились в ведении городских властей, бывшему «Яру» было присвоено название «Лазарет №2», ответственным заведующим и распорядителем назначен городской голова А.С. Дронов.


Путейцы или алексеевцы?

Но как случилось, что здание лазарета № 2 было передано Алексеевской организации? Вряд ли это решение было принято атаманом Калединым спонтанно, в ходе первого разговора с генералом Алексеевым утром 2 ноября.
В. Павлов отмечает, что ещё осенью 1917 года «зародилась «Алексеевская организация» в Петрограде, затем в Москве. Она держалась в секрете. Цель её такова: при неизбежном новом восстании большевиков, когда Временное Правительство безусловно окажется неспособным его подавить, выступить силами организации, добиться успеха и предъявить Временному Правительству категорические требования к изменению своей политики.
Но генерал Алексеев учитывал и возможность победы большевиков, тем более потому, что его организация едва начала своё дело и была ещё очень слаба. На этот случай он договорился с атаманом Дона, генералом Калединым, о переброске своей организации на Дон, чтобы оттуда продолжать борьбу».
К ноябрю 1917 года новочеркасский лазарет № 2 практически опустел, да и в целом раненых в городе было совсем не много. Городские помещения освобождались и подготавливались для приёма эвакуированных из Петрограда. Ещё до восстания большевиков шла работа по вывозу из столицы империи, в частности, учебных заведений в связи с наступлением немцев на фронте. Любопытная заметка в газете «Вольный Дон» от 26 октября позволяет сформулировать две версии.
«Приезжает в Новочеркасск первый курс петроградского института путей сообщения в количестве 150 ч. Путейцы переселяются вместе со своими профессорами и организуют самостоятельные учебные занятия, к руководству коими предполагается привлечь частью и профессоров донского политехникума. Для общежития путейцев отводится лазарет в доме Сидорова на Азовском базаре».
Возможно, студенты-путейцы лишь прикрытие и помещение подготавливалось для Алексеевской организации? Или же после большевистского переворота выезд институтского курса стал невозможен, и пустовавшее помещение было предложено алексеевцам? Учитывая информацию о предварительных контактах генералов Алексеева и Каледина, склоняюсь к первой версии.
Кстати, по сообщению газеты «Вольный Дон» 25 октября помощником донского атамана М.П.Богаевским начальнику штаба Верховного Главнокомандующего была отправлена телеграмма, в которой, в частности, «Богаевский высказал мысль, что члены Временного правительства и совет республики могли бы найти более спокойное для себя место в Новочеркасске». Но было поздно, правительство к тому времени большевики уже арестовали. Но многие видные политические деятели воспользовались приглашением и прибыли на Дон. Чем лишь ухудшили ситуацию в Новочеркасске. Об этом мы поговорим в следующий раз.
Таким был первый день «Алексеевской добровольческой организации», в декабре ставшей Добровольческой армией. По мистическому стечению событий, спустя ровно три года, 14 ноября 1920 года из Крыма в Константинополь вышла Русская эскадра, увозившая в эмиграцию Русскую армию. В её составе были и воины Добровольческой армии. Название линкора, возглавившего эскадру — «Генерал Алексеев».

Евгений Халдаев.

(Продолжение следует)

С нами Бог!

Сто лет спустя

 

Афиша была невелика и малозаметна на затененной в полутьме собора доске объявлений, но алым по белому четко читалось: «7 ноября. Хор духовенства Донской митрополии. Духовная музыка. Народные песни». Это было первое, что схватил глаз. У нас? В Новочеркасске? И именно 7 ноября — в столь страшную и символическую дату? Где же? Ах, в здании библиотеки им. А.С. Пушкина на Московской – бывшем до революции 1917-го офицерском собрании. И время, и место символически совпали. То, что концерт юбилейный, а хор — большой митрополичий, руководимый регентом протодиаконом Владимиром Зубрицким, только усилило желание попасть на мероприятие, столь скромно отрекламированное. Ибо еще одна небольшая афиша притихла в нише входной двери в нашу Пушкинку. Но столь ненавязчивое, казалось бы, приглашение на встречу с высоким духовным искусством нашло в Новочеркасске неожиданный (возможно, для кого-то) и сильный отклик.
Густой зрительский поток вопреки всем правилам физики неуклонно стремился вверх по старинной красавице-лестнице, как некогда поднимались по ней на балы казачьи офицеры со своими прекрасными спутницами. И вот все повторилось – век спустя. Большой роскошный зал был переполнен принаряженной серьезной публикой. В этот неоднозначный вечер здесь собрался поистине цвет новочеркасского интеллектуального народонаселения. Под дружественные аплодисменты зрителей вышли и встали полукругом хористы в черных рясах. Лица их, как юные, так и с печатью прожитых лет, были тихи и торжественны. Неординарное готовилось вступить под эти вековые городские своды…
Открыл вечер протоиерей Олег Добринский. Он представил приехавший уникальный коллектив, созданный пять лет назад по благословению митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия, как хор непрофессиональный, ибо священническая стезя не предполагает формирования себя как певца и творческого человека. Но очень скоро зрители смогли убедиться в обратном — перед ними выступал хор, может, и непрофессиональный, но состоящий из истинных профессионалов своего дела. Но это было чуть позже, а до того отец Олег сказал именно те важные и необходимые слова, которых в этот вечер ждали собравшиеся в зале люди. О том, что 7 ноября, по-старому стилю 26 октября, 100 лет назад Промысел Божий так устроил, что наше Отечество коснулась, захватив его, великая трагедия. Лихим вихрем пронеслась она и над Тихим Доном, выкосив цвет казачества, офицерства, обездолив народ и землю, лишив веры и любви на целое столетие. И кто бы мог подумать, что спустя эти безбожные, труднейшие для страны и Дона десятилетия в зале бывшего офицерского собрания казачьей столицы состоится концерт митрополичьего хора Донского духовенства?! Вопреки случившейся трагедии. Во славу и память сложивших головы в ее огне, но сохранивших веру и верность Родине, присяге и Богу — белых казаков и офицеров. И тогда, усиливая и подтверждая сказанное, мощно грянул хор: «С нами Бог».
Многоголосо, невероятно глубоко и проникновенно лились духовные напевы. Сильные, мужественные голоса, звонкие подголоски славили Воскресение Христово, вознося глас свой к Спасителю. И такой искренний глас, казалось, нельзя было не услышать. Хор духовенства пел о горькой доле казака и о широком приволье донской степи, бередил души старинным, любимым всяким, считающим себя казаком, казачьим романсом «Не для меня» и поражал искусной красоты распевом, исполняя композицию Игоря Матвиенко «Конь», заставлял дрожать все жилочки при звуках русской народной плясовой «Во кузнице»… И своим искусством вокала славил Богородицу и возносил светлую молитву Господу.
Затаивший дыхание зал внимал, отзывался на пение неслышным дыханием и сердечным сопереживанием солистам и тому замечательному вокальному материалу, выбранному к исполнению художественным руководителем коллектива Владимиром Зубрицким. Возгласы «Браво!!!» то там, то здесь вырывавшиеся от всего сердца, букеты белых роз хористам-священнослужителям и поистине громовые аплодисменты в финале вечера дали нам услышать признание В. Зубрицкого, растроганно поблагодарившего горожан за столь замечательный прием, и заметившего, что «так тепло, как в Новочеркасске, нас нигде не принимали». Пожелав всем собравшимся здравия, протодиакон Владимир «перевел» свое пожелание на церковный язык, взмахнул рукою, и хор от души грянул нам всем и городу нашему — казачьей столице с 200-летней историей, гордому и вольному Новочеркасску «Многая лета». И сердца собравшихся переполнились любовью — к ближнему, к Отечеству, к Богу. Это ли не достойное завершение такого дня?!

Лариса Лиховидова.

За жестокое обращение с животными — за решетку

Есть законопроект!

 

Председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов приветствует внесение в Государственную думу законопроекта, предусматривающего усиление уголовного наказания за жестокое обращение с животными вплоть до лишения свободы до трех лет, но считает, что документ нуждается в серьезной доработке – сообщает официальный сайт СПЧ.
“Безусловно, наказание за издевательства над братьями нашими меньшими нужно ужесточать. Но, на мой взгляд, данный законопроект нуждается в серьезной доработке. Во-первых, я бы не смешивал жестокое обращение с животным и убийство животного – это разные вещи. Кроме того, я бы не смешивал хулиганские побуждения и садистские формы – это тоже разные вещи. Я бы их развел”, – заявил Михаил Федотов обозревателю телеканала “МИР 24”.
Применительно к санкциям, за жестокое обращение с животными без отягчающих обстоятельств максимальным наказанием могут быть и три года лишения свободы, отметил глава СПЧ.
“Но все остальные составы преступлений, когда жестокое обращение с животными сопряжено с отягчающими обстоятельствами, с садизмом, повлекшим смерть или увечье животных, должны наказываться, как минимум, шестью годами лишения свободы. Тем самым все это переводится в категорию тяжких преступлений”, – отметил председатель Совета.
В США Федеральное бюро расследований определило четыре категории для противоправных действий в отношении животных: 1) преступная халатность; 2) истязания и злонамеренное жестокое обращение; 3) жестокое обращение с животными, совершенное группой лиц; 4) насилие сексуального характера над животными. В России нужно нечто аналогичное, уверен Михаил Федотов.

Лариса Михайлова.

«Общественная приемная? Запишите меня к психологу!»

Гражданское общество

В прошлом номере «ЧЛ» (№ 42 от 9.11.2017г.) мы рассказали о том, как в Общественной приемной региональной общественной правозащитной организации «Союз «Женщины Дона» работают юристы. Но консультируют граждан не только они: на прием можно также записаться к психологам. Записываются многие: в месяц у каждого специалиста – более десяти индивидуальных консультаций, причем часто клиенты приходят неоднократно. Показательно, что женщины обращаются за психологической помощью чаще: только каждый пятый – мужчина. Возможно, стесняются показаться слабыми? Возраст клиентов: от 9-ти – и «кому за 70»…
Психолог, ведущий прием в Общественной приемной, рассказала нам, с какими проблемами обращаются к ней люди (имена и отчества нами изменены).

… Молодая женщина Оксана К. попала в автомобильную аварию: была пассажиром, а за рулем — муж. Теперь боится ездить на машине, у нее возникают «панические атаки», если необходимо куда-то отправиться на этом виде транспорта. В результате работы психолога у Оксаны снижен уровень тревожности, проведено «затирание» ярких негативных образов. Назначена дополнительная консультационная встреча, даны рекомендации по саморегуляции.
… Галина Петровна, пенсионерка. Проблемы – семейные. Рассказывает, что ей не дают общаться с внучкой, нарушены отношения с невесткой, не оказывает поддержки сын. В Общественной приемной женщине оказана психологическая помощь, снижен уровень тревожности, даны рекомендации по налаживанию взаимоотношений с близкими родственниками, проведены занятия по стрессоустойчивости.
Часты обращения, связанные с проблемами в семейной, личной жизни. Иногда это совсем молодежь.
… Как-то обратился парень, студент. Он мусульманин, с Кавказа, а его девушка – с донской земли. Религиозные и культурные взгляды разные, по-разному смотрят и на отношения мужчин и женщин. Психолог провел с парнем три консультационные встречи, на которых обсуждались межкультурные различия в отношениях с противоположным полом.
… У Ларисы Михайловны нарушены взаимоотношения с мужем, с которым они прожили в браке более тридцати лет. Недавно умерла его мать, он очень переживает. На консультации психолог говорил с женщиной о горе – о реальных этапах проживания горя разными людьми. Возможно, поможет и встреча психолога с мужем, если он, конечно, согласится прийти.
… Елена Николаевна переживает по поводу смены работы: испытывает страх, неуверенность, сомневается, правильное ли она приняла решение…
… У Маши сложные отношения с приемной матерью и братом… У Юли – с родителями и сверстниками… Антон испытывает трудности в общении с другими: он заикается…
Часто на прием приходят родители вместе с детьми.
… Мама второклассницы Кати озабочена стеснительностью девочки, говорит, что дочка ни с кем не дружит. В результате диагностического обследования Катюши психолог выявил факт материнской гиперопеки. Маме даны разъяснения и рекомендации по поводу ее поведения с дочерью. А с девочкой работа продолжается. И с мамой – тоже.
… А вот Алла Евгеньевна и ее 17-летняя дочь Оля боялись … ЕГЭ! (Впрочем, не они одни, но мы сейчас только про их случай). Они обратились в Общественную приемную в состоянии, как говорят психологи, повышенной тревожности. С девушкой проведены занятия по стрессоустойчивости. Маме даны рекомендации по оказанию особой поддержки в экзаменационный период. Встреча эта была в мае, а в июне Оля успешно сдала ЕГЭ. Думаем, что помощь психолога «Женщин Дона» была здесь не лишней.
Общественная приемная Союза «Женщины Дона» работу продолжает. Психологи и юристы ждут всех, кому нужна их помощь.

Елена Ильина.

Нам не нужен образ врага, нужен — друга!

К миру на Донбассе

 

Мы продолжаем рассказывать в «ЧЛ», как женщины разных стран стремятся приблизить наступление мира на Донбассе.

Когда идет война, она идет не только на поле брани. Не менее «кровавая» война – информационная. Как правило, этим занимаются специально обученные люди, отлично знающие различные пропагандистские методы. Один из них — создание образов врага и распространение их через СМИ и социальные медиа. Бойцы «информационного фронта» раздувают очаги конфликта, которые, порой, уже готовы погаснуть, стремятся разъединить общество, настроить людей друг против друга. Не исключение – нынешняя Украина, Донбасс.
И надо сказать, что такие действия достигают успеха! Потому что зерна ненависти и вражды, посеянные и старательно взращиваемые, падают на благодатную (для посеявших их спецов) почву. Ведь в ходе войны люди, несомненно, пережили личные трагедии, потеряли близких, работу, лишились крова, и их душа требует справедливости, возмездия: враг должен быть повержен, наказан.
А каков он – враг? Часто этот образ формируют или переносят на украинских и российских активистов, правозащитников, вынужденно перемещенных лиц, беженцев и жители отдельных районов Донецкой и Луганской области, называющих себя ДНР и ЛНР. Вот они – чужаки, враги, вот они – виновные во всех трагедиях и бедах!
Женщины — из разных стран, из разных регионов Украины – взялись за нелегкое дело: решили научиться и научить других распознавать искусственно созданные образы врага и противостоять психологическому воздействию по навязыванию таких образов. Сейчас они собирают этакий свод — «коллекцию образов врага», сформированных СМИ и социальными медиа с использованием языка вражды, для поддержания устойчиво высокого градуса напряжения и ненависти между сторонами конфликта. Затем они планируют провести тренинг, где эта «коллекция» будет представлена, направленный на повышение умения граждан противостоять генерированию образов врага, манипуляций с этим, противостоять психологическому давлению тех, кто не хочет, чтобы простые люди вернулись к миру, взаимопониманию.
Человек в другом человеке должен видеть друга, а не врага! Это один из шагов на пути к миру в Донбассе.

Елена Надтока.

Столетие Великого Октября в Новочеркасске

Даты

 

100-летие Великой Октябрьской социалистической революции коммунисты Новочеркасска отметили проведением 3 ноября научно-общественной конференции в городской библиотеке им. А.С. Пушкина, а 7 ноября состоялась праздничная демонстрация трудящихся города.
Несмотря на то, что по злой воле противников идей и завоеваний Великой Революции 7 ноября является рабочим днём, жители города нашли возможность прийти и отметить свой Праздник.
На митинге, состоявшемся на площади Революции у памятника Подтёлкову и Кривошлыкову, лучшие борцы за сохранение исторической памяти об Октябре, наиболее преданные коммунисты и сторонники КПРФ были в торжественной обстановке награждены памятными медалями и почётными грамотами в честь-100-летнего юбилея Великого Октября.

Владислав Журавлев,
1-й секретарь Новочеркасского ГК КПРФ,
депутат городской Думы города Новочеркасска.

Закон о «шпиёнах» и засланных казачках

Агенты России

 

20 ноября исполняется 5 лет с того дня, как вступил в силу так называемый «закон об иностранных агентах».
Согласно этому закону, принятому в 2012 году, российские некоммерческие организации (НКО), занимающиеся политической деятельностью, могут спокойно получать финансирование из иностранных источников только в том случае, если они зарегистрируются в Минюсте в качестве “иностранного агента”. С момента вступления закона в силу начались массовые и затяжные проверки НКО, заканчивающиеся понуждением их руководителей подать заявление о включении в реестр «иностранных агентов».
Позже Минюст получил право самостоятельного внесения организаций в соответствующий реестр.
Весь этот путь – от проверок до внесения в реестр – прошли две новочеркасские правозащитные НКО – Союз «Женщины Дона» и Фонд с аналогичным названием. А их руководитель В.И. Череватенко стала даже обвиняемой по уголовному делу — первому и единственному возбужденному по новой статье Уголовного кодекса (330.1) за отказ признавать осуществляемую деятельность политической и регистрировать НКО «иностранными агентами». Сейчас уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, Союз «Женщины Дона» выведен из реестра, а Фонд – пока нет.
А что же происходит в целом на российских просторах?
В начале ноября генеральный директор фонда ВЦИОМ Константин Абрамов заявил: доверие россиян к деятельности НКО за последние годы серьезно выросло. “Говорят, что могут назвать НКО, порядка 85% наших граждан. За последние несколько лет на 10% выросло количество людей, которые знают об НКО, деятельности хотя бы одной”, — сказал руководитель ВЦИОМ. Он также отметил, что большинство россиян одобряют деятельность “третьего сектора”.
“Если ещё в середине 2000-х к деятельности НКО, по нашим данным, относились достаточно скептично, очень часто люди говорили о том, что НКО преследуют какие-то свои узкокорыстные интересы, не работают на благо общества, то сейчас одобряют деятельность НКО больше 60% наших граждан. Это очень высокий показатель: за последние пять лет он вырос на 15%, серьёзный очень результат”, — сообщил К. Абрамов.
На Руси всегда любили гонимых и обиженных властью. Не в этом ли причина роста популярности НКО, попавших под гнет прокуроров, чиновников Минюста, судей? И не рост ли популярности НКО привел к ослаблению «наездов»?
Немного ранее, 30 октября, президент России Владимир Путин на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека заявил: количество НКО, признанных иностранными агентами, значительно уменьшилось: «Сейчас в реестре иностранных агентов почти в два раза меньше таких организаций. Их количество сократилось со 165 до 89. Это всего 0,39% от общего числа НКО, зарегистрированных в Российской Федерации. При этом в 2017 году в реестр внесено в четыре раза меньше организаций, чем в 2016 году”, — сказал Путин.
Это, наверное, здорово, если не считать того, что многие организации, не желая работать в статусе «иностранного агента», просто закрылись. Так, решение о ликвидации организации единогласно принял Совет фонда «Династия». За годы своей работы этот фонд в общей сложности потратил на поддержку российских ученых около 4 млрд рублей. Политическая деятельность фонда «Династия» (за что он был признан «иностранным агентом» и оштрафован на 300 тысяч рублей) заключалась в финансировании другого фонда — «Либеральная миссия», который, в свою очередь, участвовал в организации и проведении политических акций. Такое решение вызвало протест среди ученых, которые провели митинг в защиту науки и образования. А Совет по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России (СПЧ) выступил с осуждением решения о внесении фондов «Династия» и «Либеральная миссия» в список НКО, выполняющих функции «иностранного агента».
Надо сказать, что СПЧ долго и последовательно борется с пресловутым законом, открыто заявляя о «перегибах» как в самом законе, так и в том, как его применяют. В мае нынешнего года было опубликовано экспертное заключение постоянной комиссии по развитию НКО Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека о правоприменительной практике Федерального закона о некоммерческих организациях, выполняющих функции “иностранного агента”.
По итогам изучения и анализа информации, комиссия пришла к выводу о том, что ряд законов, принятых после 2014 года, ставят внесенные в реестр “иноагентов” НКО в дискриминационное положение, что противоречит постановлению Конституционного суда Российской Федерации от 8 апреля 2014 года N 10-П. В мотивировочной части Постановления КС констатировал: «Некоммерческая организация, выполняющей функции иностранного агента, не лишается возможности участия в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, и тем самым не ставится в дискриминационное положение по сравнению с некоммерческими организациями, не получающими иностранного финансирования». Несмотря на это, было принято 5 Федеральных законов, дискриминирующих НКО, выполняющие функции «иностранного агента».
Кроме того, самому федеральному закону о некоммерческих организациях противоречит отнесение к “иностранным агентам” организаций из сферы здравоохранения, экологии, науки и культуры, благотворительной деятельности, говорится в заключении комиссии СПЧ. При этом в реестр «инагентов» были внесены НКО, занимающиеся наукой (например, уже знакомая нам «Династия» и Аналитический центр Юрия Левады), здравоохранением (Ассоциация медицинских работников города Чапаевска), защитой растительного и животного мира (Экологическая Вахта по Северному Кавказу), благотворительной деятельностью (организация помощи беженцам и вынужденным переселенцам “Гражданское содействие”) и другие.
Заключение комиссии СПЧ, проиллюстрированное фактами, получилось весьма убедительным, но … закон об «иностранных агентах» и ныне там…
Правда, стоит добавить, что в марте этого года Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению жалобы 61 российской некоммерческой организации (в их числе — и “Женщины Дона”) на неправомерное применение закона об “иностранных агентах”. Страсбургский суд направил российским властям более десяти вопросов по жалобам. В частности, суд просил пояснить, достаточно ли ясно прописаны определения «иностранный агент» и «политическая деятельность», есть ли конкретные критерии получения иностранного финансирования. Также у российских властей спрашивали, каким образом родилась идея о необходимости такого определения и было ли оно «необходимым в демократическом обществе». ЕСПЧ интересует вопрос, перестали ли НКО после регистрации в качестве «иностранного агента» вести политическую деятельность и есть ли у них альтернативные источники финансирования. Наконец, российским властям предложили пояснить, не являются ли связанные с этим статусом сложности чрезмерно обременительными для организаций.
Что ответили наше правительство Европейскому суду, нам пока неизвестно. Но есть вероятность, что по итогам рассмотрения жалобы ЕСПЧ может предложить России изменить закон об «иностранных агентах».

* * *

В заключение – немного данных социологических исследований.
Аналитический центр Юрия Левады (сам угодивший в реестр «иностранных агентов») провел опрос о том, как россияне относятся к закону об “иностранных агентах”.
Опрос проводился в декабре 2016 года в 48 регионах страны.
Результаты показали, что, несмотря на то, что закону об “иностранных агентах” уже пять лет и в специальном реестре числится 150 организаций, большинство россиян — почти 70% — про него не знает. Около 20% россиян слышали о нем, но не имеют ясного представления о сути дела. И только 2-3% населения хорошо (по их собственным оценкам) разбираются в этой теме.
Среди тех, кто слышал о законе, больше половины (56%) уверено, что этот он призван “ограничить негативное влияние Запада на нашу страну”, и только четверть (26%) понимают его как “способ давления на независимые общественные организации”.
Так как о самом законе знают мало, людей спрашивали об их отношении к словосочетанию “иностранный агент”. Можно констатировать: это выражение имеет для населения исключительно негативную окраску (несмотря на все разъяснения Конституционного суда о том, что в сегодняшних реалиях словосочетание утратило отрицательный контекст советского периода). Об отрицательных ассоциациях с выражением заявляют почти 60% населения, около 30% заявляют о нейтральных ассоциациях, о положительных (есть и такие) – 3%.
Если говорить о конкретных образах, то самая распространенная категория ассоциаций, которые удалось выявить с помощью открытого вопроса (когда люди отвечают без подсказок со стороны социологов) связана со шпионажем: в этой группе иностранный агент это — “шпион иностранных разведок”, “цээрушник”, “засланный казачок”, “вербовщик”, “лазутчик” и т.п. Эти представления разделяет 45% населения. Следующая по распространенности категория ответов связана с образом “врага народа” (“врага России”, “предателя”, “ренегата”); ее разделяет около 7%. Конкретные нейтральные ассоциации с экономической деятельностью смогли назвать 4% респондентов. И лишь для 3% населения “иностранный агент” это образ из кинофильмов о Джеймсе Бонде или Штирлице. Даже сама постановка вопроса об “иностранных агентах” вызывала у некоторых респондентов недовольство и агрессию.

Елена Надтока.

(Использованы материалы официального сайта Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека).
Иллюстрация: вот так выглядит «иностранный агент» в «Новой газете» — издании, правдиво и последовательно освещающей все, что связано с этим законом.

Как задержали охотника за Пугачевой

Мы умышленно называем этот праздник по-старому – День милиции. Хотя с 2011 года он зовется иначе и длинно — День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. Сейчас его празднует полицейские, раньше – милиционеры.
Из песни слов не выкинешь: «дяди Степы» советских времен значатся полковниками, капитанами, прапорщиками, хоть уже и в отставке, но – милиции.
А поскольку сегодня на страницах нашей газеты «кусочек» истории советской милиции, то мы поздравляем с праздником – по-старому! – тех, кто верно и честно служил МИЛИЦИИ и нашему народу. И вспоминаем тех, кто не дожил…

… О бегстве из-под конвоя опасного рецидивиста летом 1981 года знал весь город. И весь город был в напряжении: вечером старались не ходить по темным улицам, не пускали гулять детей. А потом преступника задержали, не дав ему совершить новых злодеяний. О том, как это произошло, ходило множество слухов. О том, как это было на самом деле, рассказал участник тех событий прапорщик милиции Николай Григорьевич Кружилин на страницах книги «Мы годимся своими коллегами», изданной совсем недавно советом ветеранов Межмуниципального управления МВД России «Новочеркасское». С любезного согласия председателя совета Н.А. Кочетковой мы публикуем эту главу.

В один из последних августовских дней 1981 года конвой Уч-398/ст-3 г. Новочеркасска прибыл для встречи вагонзака на станцию Хотунок для этапирования заключённых в тюрьму г. Новочеркасска для их дальнейшего отбывания наказания. Поезд с этим вагоном должен был прийти в полночь, но как часто бывало на наших российских железных дорогах, задерживался с прибытием. И вместо 24:00 часов он прибыл в 2 часа ночи. Эта августовская ночь была особо тёмной и хмурой.
В момент, когда все заключённые были выведены на платформу для пересадки в стоявший там автозак, по соседнему пути прошел поезд. Если бы поезд с заключёнными прибыл вовремя, то такого бы не произошло, составы на станции в тот момент не проходили бы.
Заключённых быстро посадили на платформу, но вдруг один из них резко вскочил и прыгнул наперерез двигавшемуся составу. Он сумел проскочить перед ним и скрыться. Когда состав проследовал, поиски беглеца были по существу безуспешными. Рядом — речка, камыши, ночной город.
Этим беглецом оказался опасный рецидивист Нагиев, который был осуждён к максимальному сроку наказания за большое количество преступлений, совершённых с особой жестокостью в отношении женщин и несовершеннолетних детей. Терять ему было нечего, и он решился на отчаянный шаг.
На ноги была поднята вся милиция Новочеркасска и Ростовской области, оповещены прилегающие к области горотделы. Прочёсывались все лесополосы, бесхозные постройки, поля. Информировалось на розыск преступника население.
Работа по поиску проделывалась большая, патрулировались все общественные места, вокзалы, парки, но тщетно: беглец как в воду канул. Ходили слухи, что его видели в разных местах и уже далеко от города, но это были лишь слухи.
Вдруг 19 сентября около 12 часов в дежурную часть Промышленного ОВД позвонил мужчина, назвавшийся председателем народной дружины хутора Яново Октябрьского сельского района, который граничит с Промышленным районом Новочеркасска через реку Грушевка, и сообщил, что у них в хуторе происходят странные вещи. Он попросил встретиться с ним на Яновском мосту.
На встречу с дружинником выехали и.о. начальника Промышленного ОВД майор милиции Гончаров Н.Е., сержант милиции Толстокожев В.А. и я, помощник дежурного ОВД.
Мужчина рассказал, что народ в хуторе жалуется на то, что в последнее время стали пропадать с верёвок вещи, то мужское бельё, то женское. Из подвалов исчезают продукты, да как-то выборочно, даже кухонная посуда пропадает. В то время ничего не пряталось, всё было нараспашку, да и воров в хуторе не было. Но самое главное, что заставило мужчину позвонить в милицию, это то, что к нему приехали кумовья, которые рассказали о том, что когда они ехали на мотоцикле через поля, то увидели, как из скирды за хутором тянется дымок. Решили, что, может быть, там шкодят их дети, и не дай бог сгорят, да ещё спалят хутор. Мужчины сошли с мотоцикла и стали звать детей. Дымок шёл изнутри скирды. Кумовья нашли в стогу сена лаз, пробрались в него, переговариваясь и зовя детей. Обнаружили в центре стога нишу, костер, варево, много разных вещей и кусок толя, который, по-видимому, служил календарём, на нём были написаны даты. Видимо, здесь кто-то только что был, так как еда варилась. Они вышли с другой стороны скирды с запасного выхода, никого не найдя.
В соседнем дворе они увидели знакомого и стали рассказывать ему о жилище в стоге сена. Тот в ответ им сказал, что только что из скирды выбежал мужик в спортивном костюме с рюкзаком и ружьём. Он думал, что это охотник на голубей. Мужик с ружьём пересёк его двор и побежал в сторону камышей и речки. А так как все были наслышаны о побеге, и как будто тот мужик был похож на беглеца, решили сообщить председателю народной дружины.
Гончаров Н.Е. вместе с дежурным Промышленного района старший лейтенантом милиции Еремеевым В.В. сразу же оповестили вышестоящее руководство.
Вскоре в Яново прибыли поисковые группы с собаками из Новочеркасского ГОВД под руководством начальника ГОВД подполковника милиции Берегового и из Уч-398/ст-3 — под руководством капитана внутренней службы Свичкарёва В.В.
Всех людей разделили на три группы, Яновка была оцеплена со всех сторон, предусмотрены все варианты отхода преступника, обследовано его лежбище, оповещено о розыске население. Люди шли навстречу и сообщали такую информацию, о которой раньше не задумывались и не замечали. Проверялись все места, где беглец мог укрыться, лазили по камышам. Но он опять как сквозь землю провалился.
День был очень жаркий, люди уставали. Проголодавшись, кто-то из сотрудников пошёл в местный магазин купить что-нибудь перекусить. Навстречу шла сгорбленная цыганка, сотрудники, разговаривая, прошли мимо неё. Но отойдя далеко, вспомнили о том, что люди говорили о том, что цыгане в хуторе не живут. Сотрудники резко повернулись за ней. Вдруг цыганка обернулась и, увидев идущих за ней милиционеров, припустилась от них бежать. На оклик милиционера: «Стой!» цыганка резко обернулась, выхватила из-под юбки обрез, но оружие запуталось в тряпках.
Милиционеры выстрелили, ранив её, и тут же скрутили её. Под одеянием цыганки был опознан Нагиев. Задержанный был препровождён в следственный изолятор УВД г. Новочеркасска.

Николай Кружилин, прапорщик милиции.

Справка от «ЧЛ». Нагиев Анатолий Гусейнович – насильник, серийный убийца, убивший в 1979—1980 годах, как минимум, 6 женщин с особой жестокостью, отчего и получил прозвище «Бешеный». Хотел убить Аллу Пугачёву и для этого несколько раз ездил в Москву (отсюда второе прозвище – «Охотник за Пугачевой»). 2 июля 1981 года Нагиев был приговорён Курским областным судом к исключительной мере наказания — смертной казни через расстрел. В Новочеркасск в августе 1981 года его везли для приведения приговора в исполнение. Тогда-то он и сбежал. Министр внутренних дел СССР Щёлоков лично контролировал ситуацию и дал на поимку маньяка 3 недели. При задержании Нагиев ранен – получил несколько пулевых ранений. Тюремные врачи спасли ему жизнь, чтобы свершилось правосудие: «Бешеный» был расстрелян в Новочеркасской тюрьме 28 октября 1981 года.

На снимках: станция Хотунок, где Нагиеву удалось бежать; маньяк после задержания; место, где был задержан Нагиев-«Бешеный».

Установим памятник «Детям войны»!

К общественности Новочеркасска

 

Прошу газету «Частная лавочка» опубликовать мое обращение ко всем общественным организациям города Новочеркасска от инициатора установки памятника «Детям войны» Рябушкина Виктора Петровича, ветерана труда, имеющего многочисленные правительственные награды за свой многолетний труд.
Я обращаюсь к вам — общественные организации детей войны, ветеранов войны, к казакам, ко всем патриотам города Новочеркасска, ко всем, кто знает и помнит подвиг «детей войны», которые совершали поступки, которые, казалось бы, и взрослым были не под силу. Могу привести такой пример. Все бугры от хутора Татарки до самого железнодорожного вокзала Новочеркасска были заминированы противопехотными минами. Так после того, как город был освобожден от фашистов, пацаны занимались разминированием, снимали мины. Естественно, не обошлось без жертв… А после окончания войны им на плечи лег груз по восстановлению из руин нашей страны, своего любимого города. Вот именно этим людям, начало жизни которых пришлось на тяжелые годы войны и послевоенной разрухи, у которых фактически не было детства, необходимо поставить в нашем городе памятник. Чтобы молодежь помнила, кому она обязана нынешней счастливой жизнью.
Я уже много сделал в этом направлении за два года. Обращался во все инстанции, начиная от мэра города до губернатора. Получил 34 ответа — письма, многие из которых содержат одни отписки и нежелание ничего сделать. Такое впечатление, что чиновники издеваются надо мной, но я готов и это вытерпеть, лишь бы был какой-то толк и, в конце концов, память «детей войны» была бы увековечена. Про нашу городскую администрацию я даже не хочу говорить, для них мои обращения — пустой звук, на тему памятника «детям войны» последнее время даже разговаривать со мной не желают, я имею в виду, прежде всего, мэра города и его заместителя В.В. Кудрю. Я обратился к председателю городской Думы Ю.А. Лысенко, но и от него получил ничего не значащую отписку.
И все же многое уже сделано для решения вопроса по установке памятника. Мне удалось добиться, чтобы было определено место установки – в Александровском саду вблизи мемориала павшим воинам Великой Отечественной войны. Создан проект самого памятника, и он утвержден на градостроительном совете города. Создан эскиз памятника заслуженным скульптором из Таганрога. Теперь все упирается в финансирование, стоимость всего проекта вместе с установкой — 3 млн 900 тысяч рублей. И вот этих-то денег администрация города найти не может, да и не хочет, как я понял, их искать, предлагая мне найти необходимые средства. Я считаю это просто издевательством: где я, 85-летний ветеран, могу найти такие деньги?
Я убедительно прошу все общественные организации города поднять свой голос в защиту реализации этого проекта и, в конце концов, заставить администрацию города решить вопрос по увековечиванию памяти «Детей войны» и установить памятник.
Мой телефон для связи: 8-951-829-45-70. Мой адрес: г. Новочеркасск, улица Буденновская, дом 169, квартира 3.

С уважением,
ветеран труда Рябушкин Виктор Петрович.

На снимке: проект памятника «детям войны» в Новочеркасске.

Особняк на Кирпичной: казакам или храму?

Кто в доме хозяин?

Недавно мы рассказывали о судебной тяжбе между Ростовской епархией и руководством старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника («ЧЛ» № 38, 12.10.2017г.). Скандал разгорелся после выхода распоряжения Министерства имущественных и земельных отношений Ростовской области в сентябре 2015 года, которым министерство распорядилось передать Атаманский дворец и еще два строения старочеркасского музея в собственность епархии. Точка этой истории была положена Верховным судом России: Атаманский дворец остался музеем.
Теперь скандал меньшего масштаба разгорается в Новочеркасске.
В соответствии с постановлением комитета по управлению муниципальным имуществом администрации города, здание станичного правления станицы «Средняя» по ул. Кирпичной, 72 планируется передать Русской православной церкви в рамках исполнения закона о реституции церковного имущества. Станичников должны выселить из занимаемого ими помещения.
Во многие инстанции обращались казаки, и не везде остались глухи к их словам.
Так, в городской Думе была создана рабочая группа по рассмотрению обращения депутата Андрея Лембрикова, рассказавшего коллегам о возникшем конфликте. 17 октября состоялось очередное заседание этой рабочей группы. До ее членов была доведена информация о том, что по постановлению мэра города в Новочеркасске создана специальная комиссия для рассмотрения вопросов передачи имущества РПЦ, в том числе – передачи здания станицы «Средней». Об этом депутатам рассказала членам рабочей группы заместитель председателя КУМИ Елена Богучарская. В состав новой комиссии войдут представители администрации города, Русской православной церкви, юристы. Станичников «Средней» в комиссию не включили, однако их интересы, по словам представителя администрации, будет представлять депутат избирательного округа № 5 Андрей Кутырёв.
Между тем, казаки «Средней» намерены отстаивать свои интересы всеми доступными способами, в том числе – через суд, о чем сообщил атаман станицы Алексей Цепаев. Он также отметил, что между станичниками и чиновниками установились достаточно напряжённые отношения, и нынешняя ситуация возникла именно в результате этой напряжённости.
Председатель городской Думы Юрий Лысенко заявил, что окончательное решение о возможном отчуждении муниципального имущества может принять только Дума или суд, и это вряд ли случится до конца 2017 года.
РПЦ утверждает, что здание по Кирпичной, 72 раньше принадлежало Михайловскому храму, и намеревается открыть там воскресную школу.

Татьяна Владимирова.