Русская государственность будет создаваться здесь

(Продолжение, начало в № 43)

«…Все они бывшие, бывшие»
После переворота 25 октября и захвата власти большевиками, сначала в Петрограде, затем в Москве, многие видные деятели правительства, крупные предприниматели, военные стали покидать охваченные революционным пламенем улицы российских городов. Выезд в Европу был практически невозможен из-за ведущейся войны с немцами. Взоры ищущих спасения от большевизма были направлены на Дон — в Ростов и Новочеркасск. В сообщениях местной донской прессы об их приезде, непременно использовалось досадное словечко — «бывший». Бывший председатель Думы, бывший военный министр, бывший командующий московским округом. Одни ехали, спасая жизнь свою и членов семьи, другие намеревались просто отсидеться на тёплом, сытом, пока ещё безопасном юге. Третьи – в надежде создать реальную силу для борьбы с большевизмом.
В русском обществе отношение к генералу Алексееву было неоднозначным. Но для офицеров, юнкеров, кадет формирование Алексеевской организации в Новочеркасске означало реальную возможность продолжения борьбы за спасение Великой России под началом опытного, заслуженного, уважаемого командира. Именно поэтому лазарет на Барочной (ныне — ул. Орджоникидзе), превращённый в офицерское общежитие, стал местом формирования новой Русской армии.
Весьма интересны взаимоотношения двух генералов: Алексеева и Каледина. Им можно посвятить отдельное исследование, но ограничимся лишь несколькими яркими моментами. Несомненно, Алексей Максимович с сочувствием отнёсся к вынужденному бегству из Петрограда Алексеева. Генералы давно были знакомы и Донской атаман на правах хозяина дал приют гонимому бывшему командиру. Михаилу Васильевичу для проживания был выделен персональный атаманский вагон, стоявший на запасных путях станции Новочеркасск.
В.Шульгин приводит слова генерала Алексеева, сказанные в ходе беседы в этом вагоне спустя несколько дней после приезда:
«Казачество? Каледин? Он, конечно, с нами… Но его положение трудное… Болото и здесь… Вязко… Одну ногу вытащим, другая увязнет… Казачество тоже болеет той же болезнью… И все-таки другого места нет… Тут надо!.. Отсюда… здесь начнем собирать армию… Да…
В этом столе у меня двадцать тысяч рублей… Да… Это все…Численность? Вы сами знаете. Которым записался вольноопределяющийся, что с вами приехал? — Да что-то тридцатым, кажется. —Это хорошо. Вчера меньше было. Так вот… Видите, с чего начинаем. Трудно… Денежные люди малоотзывчивы. Не понимают… Еще не поняли! Да и патриотизм… На словах у многих”.
Генерал Деникин отмечает, что «небольшую помощь оказывали Каледин и его жена — тайком, в порядке благотворительности «беженцам».
Характеризуя отношение А.М.Каледина к формированию офицерской организации в двух кварталах от атаманского дворца, следует привести весьма красноречивый пример из воспоминаний полковника Булюбаша, приехавшего 2 ноября в Новочеркасск одним поездом с генералом Алексеевым. Но полковник не только не видел Алексеева среди пассажиров поезда, но и не знал, что Алексеев формирует военную организацию.
«На другой день, 3 ноября, я посетил Донского войскового атамана генерала Каледина с просьбой принять меня на службу в Донское войско. Атаман произвел на меня смутное впечатление своим грустным видом и своим отношением к моей просьбе. Внимательно выслушав мой доклад о бегстве из Петрограда от большевиков, атаман задал мне вопрос:
— Вы казак?
Получив мой отрицательный ответ, он сказал:
— В таком случае я вас принять не могу.
(…) Молча откланявшись, я повернулся к выходу, и вдруг атаман промолвил:
— А здесь есть какая-то русская организация.
На мой вопрос — где и какая? — атаман Каледин ответил незнанием.
Оказалось, что он говорил о Добровольческой армии. 3 ноября я записался в Добровольческую армию, следовательно, я считаюсь одним из первых и старейших добровольцев».
Спустя четыре дня, атаман Каледин был более откровенен в разговоре с генерал- майором Череповым, прибывшим из Ростова:
«Было еще очень рано, но, заметив в окнах свет, мы, не считаясь со временем дня, вошли во дворец и от дежурного казака узнали, что атаман находится в своем кабинете. Приказав казаку доложить атаману о нашем прибытии, мы недолго ожидали приглашения — атаман тотчас же принял нас. Выслушав мой доклад и наши нужды, атаман сказал: «Я ведаю только казачьими делами. Все армейское в руках генерала Алексеева, к нему и обращайтесь». Тогда я попросил атамана указать, где я могу видеть генерала Алексеева, на что атаман ответил: «Барочная, лазарет № 2».
Выйдя от атамана, мы в скором времени нашли и Барочную улицу, и лазарет №2. Войдя в помещение лазарета, мы сразу же окунулись в казарменную обстановку».


Отступление третье:
«Дилемма атамана Каледина»
Я. Лисовой. «…Сочувствие атамана идее добровольческой армии имело прямым своим следствием ту широкую и возможную в условиях того времени помощь всем начинаниям её. Сказать, что отношения атамана к армии носили только дружественный оттенок — значит ничего не сказать.
Тем не менее, крайне интересно проследить те условия, в которые себя поставил войсковой атаман по отношению к добровольческой армии, по крайней мере, в первый период её развития.
Как русский человек он не мог не скорбеть при виде гибели Родины, как русский генерал, открыто в своё время заявлявший, что первопричиной всех зол являются новшества, введённые в армию и столкнувшие её по наклонному пути в пропасть, — он не мог не сочувствовать воссозданию новой армии, видя в ней залог возрождения России — и, с этой точки зрения, казалось бы, он должен был прямо и открыто стать на путь фактического признания новой организации — это с одной стороны.

Генерал Алексеев

С другой — как войсковой атаман, являющийся главою войскового правительства всей донской области, он не мог не считаться с занимаемым им положением и, такого важного решения, как самостоятельное признание прав на историческое существование какой-то никому неведомой и чуждой кучке людей — генерал Каледин не мог, конечно, сделать без согласия войскового правительства. Но поставить этот вопрос на обсуждение правительства в то время означало создать вокруг начинающегося дела нежелательную шумиху, породить разные толки и излишние разговоры; наконец, как никак, в глазах демократического населения, с которым и войсковому атаману и правительству нельзя было в то время не считаться, — все приезжающие на Дон и офицеры и юнкера и кадеты, да и сам, конечно, генерал Алексеев, являлись контр — революционерами, и открытое признание и легализация их могли создать новый прецедент для разного рода нежелательных явлений, запросов и т.д.
Ни войсковой атаман, ни правительство, стоявшие на государственной точке зрения, понятно упрёков в попустительстве «контр – революционерам» не боялись, но нужно иметь в виду, что в то время ещё не успели улечься слухи о мятеже генерала Каледина, о его попытках поднять на Дону восстание, что внутреннее состояние области (…) вызывало сильное беспокойство и что этим, т.е. открытым признанием, мог быть нанесён прежде всего непоправимый вред делу самой организации.
Вот почему и генерал Алексеев и генерал Каледин пришли к следующего рода компромиссу: Все прибывающие на Дон военные чины считались беженцами, спасавшимися от ига большевизма и, как таковые, размещались в особых общежитиях».


Кое — что о секретности
В многочисленных воспоминаниях, изданных в эмиграции, их авторы подчёркивали, что приезд, общение Алексеева с атаманом Калединым, размещение добровольцев в лазарете №2 держались в секрете. Однако это не помешало газете «Приазовский край» 4 ноября сообщить читателям: «2 ноября вечером в Новочеркасск прибыл бывший начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Алексеев».
В день выхода газеты, когда численность добровольцев ещё не превышала сорока человек, в общежитие №1 пришёл генерал Алексеев.
В.Павлов: …он просил только сохранить в тайне цели и намерения, с которыми они прибыли в Новочеркасск. О нём, генерале Алексееве, никто не должен знать: он неизвестный штатский человек, и поэтому при встрече приветствовать его не следует».
14 ноября в газете «Вольный Дон» под пафосным заголовком «Судьбы России» публикуется интервью с неназванным генералом. Однако подробное описание внешности и, особенно, его характеристика: «…перед нами сидел не просто генерал, а один из умнейших русских людей, к голосу которого ещё не так давно прислушивался весь мир – человек под руководством которого миллионы людей шли умирать и побеждать, кого боялся враг и кого уважал враг, как достойного и страшного в своём уменье и силе противника» вполне ясно намекали с кем ведётся разговор.
Значительная часть беседы с генералом Алексеевым была посвящена проблеме подготавливаемого большевиками сепаратного мира с немцами и тем негативным последствиям, которые вероятны для России со стороны союзников в ответ на фактическое предательство.
Лишь в последнем абзаце интервью генерал заявил самое важное: «Сейчас анархия, исключительная по силе, разлилась почти по всей стране. Гангреной не поражён лишь юго-восток России. Казачество являет собою здоровое ядро русской государственности и мне кажется, что свет пойдёт, именно, с юго-востока. Русская государственность будет создаваться здесь…». Впрочем, кто конкретно будет заниматься этой нелёгкой работой, анонимный генерал не уточнил, лишь подчеркнув: «Юго-восток должен будет учесть своё исключительное значение для государства Российского. Богатый недрами, духовно крепкий и сильный, он должен не медлить ни часу в деле государственного строительства».

Волны анархии
Собственно, такую же мысль высказывал и А.Каледин, выступая перед делегатами Общефронтового казачьго съезда 7 ноября «Нашей задачей является недопущение анархии в нашу область, которая должна остаться хоть единственным островком в волнующейся России, где могли сохраниться её лучшие силы с тем, чтобы, когда пройдёт это лихолетье, лучшие сыны родины возвратились к ней для служения. Не вечно же безумие будет длиться!.. Нам грозит голод и смерть.
И нам необходимо, чтобы в казачьих частях твёрдо знали, что мы, казаки,- хозяева области, мы отвечаем за порядок и непорядка не допустим!».
Но «островок» постепенно захлёстывали волны российской смуты. Через неделю после этих слов донского атамана, на чрезвычайном заседании Войскового правительства, П.Казьмичёв предупреждал: « По-прежнему происходит массовое вооружение красногвардейцев и даже в Новочеркасске усиливается большевистское настроение.
Вот уже несколько дней, как на углу Ермаковского просп. и Мариинской улицы проходят большевистские митинги, и в Ростове, и в Новочеркасске появляются уже матросы-кронштадтцы, эта «краса и гордость» русской революции. Чем же всё это кончится?”.
В ответ атаман Каледин заявил: «В вашем голосе мне слышится голос испуганных обывателей. Нервное настроение обывателей Новочеркасска возросло непомерно, хотя к тому нет никаких оснований; у нас, в общем, живётся спокойнее, чем где бы то ни было и я убеждён, что это спокойствие не будет, и впредь нарушено».

Атаман Каледин

Но Алексей Максимович выдавал желаемое за действительное. Обыватели действительно были напуганы не столько большевиками, сколько серией дерзких ограблений в самом центре города. «В ночь на 10 ноября в Новочеркасске совершён ряд вооружённых нападений. Шайка грабителей в солдатской форме и в форме прапорщиков, очевидно, разделившись на группы, сначала напала на аптеку Роллера (Платовский проспект), затем на гостиницу «Золотой якорь» (Соборная площадь) и, наконец, на аптеку Синявского (Соборная площадь). Во время перестрелки 3 милиционера убиты и 4 ранены. Задержаны четверо грабителей, из которых один ранен».
В.Ларионов «В городе тревожно… Какие-то люди, не только ночью, но и днем, стреляют с крыш домов из винтовок, сея панику и общее беспокойство».
Но опасность грозила не только обывателям.
М. Мезерницкий «5 ноября по городу стали циркулировать слухи, что прибывшие казаки–фронтовики хотят арестовать и убить Алексеева. Я с одним офицером поехал в «Европейскую» гостиницу к полковнику Веденяпину (…), рассказал ему про циркулирующие слухи и просил разрешения послать караул к вагону».
М. Нестерович-Берг «Начальник контрразведки капитан Алексеев ждал меня на улице у атаманского дворца. -Знаете, раскрыто покушение на Алексеева и Каледина. Большевики не теряют времени».
В этой сложной обстановке, перед лицом всё более набирающего силы врага, генералы общались всё чаще. Вероятно, Михаил Васильевич оценил сочувствие Алексея Максимовича целям его приезда и старался с максимальной тактичностью находиться в положении гостя. Весьма знаменательна фраза, обронённая генералом Алексеевым в разговоре с Б.Сувориным: «Знаете, когда говоришь с казаками, вечно боишься наступить на какую-то казачью мозоль, обойти их трудно, потому что эти мозоли везде».
Я.Лисовой: «Если положение генерала Алексеева, стоящего перед неизвестным будущим своей идеи было не из лёгких, то и положение генерала Каледина, стоящего во главе правительства и обременённого необычайно сложными в то время заботами по управлению областью, являлись не менее тяжёлыми; в тяжкие минуты раздумья приезжал он на станцию, в вагон к генералу Алексееву, где при свете тускло мерцавшей свечи сидели и вполголоса вели беседу эти два государственных мужа».
Станция Новочеркасск… Вагон на запасных путях… Одинокий пожилой генерал, уверенный, что здесь на Дону будет восстанавливаться русская государственность. Утраченная в другом вагоне, замершим на станции Псков 2 (15) марта 1917 года. Именно он, начальник штаба Верховного Главнокомандующего сыграл значительную роль в отречении Императора Николая II. И когда рухнуло старое государство, спустя ровно восемь месяцев, судьба привела его, теперь просто одного из «бывших» в вагон, который никуда не едет… Что это, жестокая ирония, место покаяния или шанс снова изменить русскую историю?

Евгений Халдаев.

(Продолжение следует).

Делать лучше других

Ах, вернисаж!

Творчество молодых художников Дона и Кубани демонстрируется в стенах выставочного зала Дома-музея Ивана Крылова. Шестая по счёту выставка приняла в свои объятия 86 авторов от 14 до 35 лет. Экспозиция, составленная из 201 работы, сочная и выразительная, солнечная и светлая, как и подобает быть эмоциям молодых, воспринимающих жизнь на взлёте своих чувств.
Она заметно отличается от прошлогодней не только числом произведений, наполнивших два зала яркими выразительными красками. Заведующая Домом-музеем Елена Григоренко отмечает, что к живописи уверенно присоединяется скульптура, наряду с такими техниками, как акварель, карандаш, тушь, перо, которые ранее использовались в работе, впервые появляются монотипии, а также иной вид изобразительного искусства — витражи.
Для кого-то эта выставка, а молодеет она год от года, — первая официальная проба сил. Среди нынешних участников — молодые преподаватели, немало тех, кто учится в художественной школе, посещает подготовительные курсы ЮФУ, или тех, кто только начал обучение в техникуме или вузе художественного направления. Но то, что межрегиональная выставка является отличной стартовой площадкой, однозначно!
Ростовчанин Евгений Тимофеев, поднабравшись сил и окрепнув, свою большую персональную выставку провёл два года назад именно в стенах этого зала. Сегодня молодой человек уже не только стал членом профессионального Союза художников России, но и преподаёт в художественном училище им. М.Б. Грекова.
И Анжелика Шуст считает выставку отличной школой повышения профессионального мастерства. Она — старожил, шестой год подряд представляет на суд зрителей только новые работы, много экспериментирует, пробует новые формы. Её оригинальные цветные витражи — тому подтверждение. По итогам прошлого года Анжелика стала лауреатом премии имени народного художника СССР Николая Овечкина.
Бесспорно, украшают экспозицию две скульптуры — две человеческие фигуры, такие разные по размерам и задумкам их создателей, но обе «живые», сразу притягивающие взор входящего в зал. Как жанр искусства скульптура появилась в молодёжном проекте три года назад. Тогда талантливый ученик академика Сергея Олешни Дмитрий Серебряков представил нам образ известной певицы Изабеллы Юрьевой. Ныне молодой ваятель порадовал любителей прекрасного изящной статуэткой «Нега». Вторая работа «Шура» Анастасии Ярцевой из Донецка в человеческий рост также говорит о незаурядных способностях молодой художницы.
Хороши натюрморты Анны Горочкун и Кристины Чигишевой, «Старый Ростов» Анны Терещенко. Очень выразительны «Поколения» Анастасии Физер. Список этот можно продолжать и продолжать…
Смысл выставки, по мнению председателя городского клуба художников и одного из «отцов» данного проекта Константина Сиденина, не в похвальбе за выполненное, а в возможности ребятам встречаться, общаться, видеть результат и своей, и чужой работы. Родные и друзья, как правило, не всегда объективны в оценках. Изобразительное искусство состоит из того, что идёт постоянное сравнение: цветовое, пропорциональное, композиционное и т.д. Представляя на выставке своё творение, художник распахивает душу другим. В этот момент его может обуять чувство боязни: вдруг кто-то подойдет и скажет, вот намулевал… А среди художников, замечательно пишущих, найдутся такие, которым не хватает мужества преодолеть эти чувства, внутреннюю робость и выставить свои работы. В результате — застой и творческий кризис.
«Молодые художники Дона и Кубани» появились не спонтанно в планах городского клуба художников. Шесть лет назад Константин Сиденин и Александр Глущенко начали продвигать этот интереснейший проект. Не понаслышке они знали, как непросто пробиться начинающим художникам, сколь проблематично участвовать молодым, всем тем, кто учится или только завершил учёбу, в выставках. Неподъёмная аренда помещений в Ростове, в маленьком зале Союза художников — расписанная на длительное время вперёд очередь…
Агитационный разговор на интересующую тему зашёл на одном из Вешенских пленэров, куда новочеркасцы выезжают регулярно со своими коллегами из донской столицы, тем летом вместе с преподавателями приехали и студенты ростовских вузов. На тот момент ни Сиденин, ни Глущенко не представляли себе, что из этого может получиться. Приглашали через друзей, коллег, однокашников, которые преподавали в Грековском училище, на худграфе…
Инициировать данное начинание они могли, прежде всего, будучи уверенными, что руководство Музея истории донского казачества поддержит и даст им «зелёную улицу». Какой ещё из городов донского края может похвалиться не просто большим прекрасным выставочным залом, где места хватит всем, но и залом, овеянным славой такого замечательного художника, как Иван Иванович Крылов? Где ещё, в каком городе России существует такой родственный союз, в коем музей, по сути дела, стал покровителем художников, в его лице творческие личности нашли ту основательную платформу, на которой строится вся выставочная деятельность городского клуба художников. Важно ведь не только написать, но и показать, услышать отклики о сделанном.
Сама директор Музея истории донского казачества Светлана Сединко замечает, что такое плодотворное сотрудничество будет продолжаться и развиваться. Когда художественные произведения показываются на музейной площадке, это говорит об их определённом уровне. В музей обычно приходят люди, которые ждут встречи с новым и захватывающим. За годы сотрудничества появилось немало интереснейших мероприятий, уже ставших традиционными. Одним из таких является молодёжная выставка. Светлана Алексеевна выразила надежду на то, что, возможно, когда-нибудь журнал «Мир искусства» или какой-либо другой, будет вспоминать о том, что известный мастер взял свой старт на выставке молодых художников в Новочеркасске. Она привела пример из опубликованного в «Форбс» рейтинга самых востребованных отечественных художников, работы которых находятся во многих музеях мира, в списке числится и наш земляк Валерий Кошляков из Сальска, как оказалось, однокурсник Константина Сиденина.
Если человек одержим своим увлечением, подчеркнул поздравивший участников выставки заместитель председателя городской Думы Андрей Карабедов, он способен достигать довольно больших высот и признания публики. Рефреном звучат и слова Константина Сиденина, ими я и хочу завершить небольшое путешествие по молодёжной выставке: «У каждого своя беговая дорожка, и только ты на ней достигнешь результатов. Можешь, как Айвазовский, писать только море, можешь природу, птиц и т.д. Главное любить то, что ты делаешь и делать это лучше всех!».

Женета Гридасова.

На снимках: К.Е. Сиденин и С.А. Сединко; творчество молодых.

Фото Сергея Калашникова.

В добрый путь, «торнадо» и другие отряды!

Безопасность на дорогах

 

Еще в 2011 году Игорь Николаевич Щербаков, автор и руководитель социально значимых проектов, посвящённых безопасности дорожного движения, выдвинул идею создания волонтерских отрядов для обеспечения безопасности на дорогах. Целых шесть лет шла интенсивная подготовительная работа во взаимодействии с Правительством Ростовской области, ГИБДД, некоммерческими организациями, администрациями городов и образовательными учреждениями. И вот 15 сентября 2017 года в Новочеркасской специализированной школе-интернате № 33 прошло мероприятие, инициированное Частным учреждением дополнительного образования Учебным центром «Легион» в рамках программы «Развитие волонтерских взаимодействий и проведение интегрированных занятий с детьми по безопасности дорожного движения» при поддержке Правительства Ростовской области, где был создан такой отряд. На мероприятии присутствовали представители СМИ, администрации города Новочеркасска, Общероссийского народного фронта (ОНФ), ГИБДД.
Студентами-волонтерами из Южно-Российского государственного политехнического университета были проведены занятия по формированию навыков безопасного поведения детей на дороге со слабовидящими и слепыми детьми в возрасте 7-9 лет. Занятия проводились с применением мобильного автогородка, плоскообъемных дорожных знаков, светофоров.
После занятий все ученики школы №33 вместе со своими учителями и студентами-волонтерами приняли участие в необычном флеш-мобе, которые придумали сами воспитанники школы, на открытом воздухе. А после его окончания представители ОНФ вручили всем детям светоотражающие стикеры.
Затем впервые в Новочеркасске в торжественной обстановке пошло посвящение детворы в волонтеры по обеспечению безопасности дорожного движения. Первыми волонтерами стали десять слабовидящих и слепых детей. Свой волонтерский отряд они назвали «Торнадо».
«Торнадо» готов сотрудничать со всеми образовательными учреждениями и организациями, заинтересованными в обеспечении безопасности дорожного движения на Дону.
В добрый путь, «Торнадо»!

* * *

Более четырех лет ребята из центра помощи детям № 8 г. Новочеркасска принимают участие в социально значимых программах по безопасности дорожного движения, реализуемых Частным учреждением дополнительного образования Учебным центром «Легион». Очередное мероприятие в рамках реализации проекта «Развитие волонтерских взаимодействий и проведение интегрированных занятий с детьми по безопасности дорожного движения» прошло 30 октября 2017 г. Студентами волонтерского отряда под руководством автора социально значимого проекта И.Н. Щербакова были проведены интегрированные уроки по формированию навыков безопасного поведения детей на дороге с детьми школьного возраста в стенах центра помощи детям № 8.
Впервые в работе был применен шлем виртуальной реальности с разработанными заранее виртуальными дорожными средами. Дети с удовольствием окунулись в виртуальный мир и познакомились с моделями элементов дорог, дорожными знаками и дорожной обстановкой, дорожной разметкой.
Студенты-политехники передали свой опыт добровольческой работы детям-сиротам. В Новочеркасске появился новый волонтерский отряд по обеспечению безопасности дорожного движения на Дону, состоящий из детей, проживающих в центре помощи детям №8.

* * *

6 ноября 2017 г. в рамках реализации проекта «Развитие волонтерских взаимодействий и проведение интегрированных занятий с детьми по безопасности дорожного движения» прошли интегрированные уроки по безопасности дорожного движения с воспитанниками Донского казачьего Императора Александра III кадетского корпуса.
Студенты-волонтеры вместе с преподавателями донских вузов провели шесть открытых уроков с детьми от 12 до 16 лет.
Специально для этих занятий было разработано и изготовлено инновационное оборудование, позволяющее совместно изучать правила дорожного движения, дорожные знаки, основы робототехники, элементы информатики, математики и геометрии.
В увлекательной форме студенты-волонтеры рассказали о группах дорожных знаков и при помощи роботов провели занятие по информатике на тему «Алгоритмы и формальные исполнители», связав его с безопасностью дорожного движения. В ходе проведения занятий были отработаны алгоритмы решения задач из сборника основного государственного экзамена по информатике.
Формат проведенных уроков с применением разработанного оборудования позволяет проводить интегрированные занятия как с дошкольниками, так и школьниками всех возрастов и студентами.
В мероприятии приняли участие журналисты и руководитель АНО «Доступная Наука», который в своем выступлении подчеркнул роль гражданского общества в формировании навыков безопасного поведения на дороге и необходимости проведения работы в данном направлении.

Лариса Михайлова.

«Женщины дона»: работы много, но нас стало больше!

Гражданское общество

На конференцию региональной общественной правозащитной организации «Союз «Женщины Дон» съехались ее члены и гости из разных городов нашей области: Волгодонска и Белой Калитвы, Таганрога и Ростова-на-Дону, Шахты — и даже Сочи.
Председатель-координатор Союза В.И. Череватенко рассказала собравшимся о работе, проделанной за прошлый год, в условиях отнюдь не легких. Речь шла о защите организации от клейма «иностранного агента» и самой Валентины Ивановны, обвиняемой в совершении уголовного преступления. Мы подробно рассказывали в «ЧЛ» об этом, поэтому не будет повторяться. Напомним только, что уголовное дело в отношении В.И. Череватенко прекращено за отсутствием состава преступления. Что же касается «Женщин Дона» как «иностранного агента», то Союз уже не числится в реестре (правда, пока там остается Фонд с аналогичным названием). Тем не менее, Союз – в числе шести десятков российских НКО, чье «агентское» дело готовится рассматривать Европейский суд по правам человека в Страсбурге: идет так называемая стадия коммуникации между судом и правительством России.
Валентина Ивановна рассказала членам «Женщин Дона» об основных направлениях деятельности организации. Это: защита прав человека, миротворчество, защита женщин от домашнего насилия, международная гражданская солидарность. Продолжают работу Общественная приемная, Дискуссионный клуб, форум-театр.
На конференции также прозвучал отчет контрольно-ревизионной комиссии о контроле за финансово-хозяйственной деятельностью Союза.
Конференция утвердила решение координационного совета о приеме новых членов организации. На этот раз ряды «Женщин Дона» пополнили четыре гражданских активистки из Новочеркасска и Белой Калитвы. А в связи с выходом из организации по уважительной причине одной из женщин было решено разработать положение о почетном члене организации и присвоить ей это звание.
После всех голосований было чаепитие, а потом – просмотр сценки форум-театра «Жанна и Дракон». И зрители здесь были более чем активными: они решительно бросались в бой с Драконом в защиту Жанны, которая, по сути — правозащитница».

Елена Надтока.

Куда и как хочу, туда и так качу!

Автобусное хамство

 

Что-то в последнее время водители автобусов разгулялись! Нет, мы, конечно, не про всех – многие достойны искренней благодарности. Но газете, к сожалению, чаще приходится писать о безобразиях.

Как-то в октября наш читатель – пожилой новочеркасец Николай Николаевич Г. сел в автобус, идущий из микрорайона Октябрьского до улицы Украинской. Вообще-то он обычно своей машиной ездит, а тут пришлось – общественным транспортом. И задал он водителю смертельно обидевший того вопрос: «Сколько стоит билет?».

В ответ услышал Николай Николаевич гневную тираду молодого, лет 35, водителя. При этом наш пассажир мог вообще денег не платить, потому как ветеран. Но он протянул деньги на билет, а сдачу не получил. Как не получил и билета.

— А почему вы билеты не даете? – спросил он рассерженного водителя.

— Нам катушки не выдают! – рассердился тот еще больше. А когда Николай Николаевич начал «качать права», услышал:

— И ты едешь без билета!

И тут же «наехал» на старушку, имеющую удостоверение ветерана и ксерокопию паспорта:

— У тебя она нотариусом не заверена!

В общем, поговорили…

Может, осень так на водителей влияет? А может, безнаказанность?

Из публикации Donday-novocherkassk.ru мы узнали, как водитель автобуса №2 на остановке «Универмаг» выгнал из салона двух 11-летних мальчиков, которые хотели ехать домой в Соцгород. Ему показалось, пишут наши коллеги, что у детей была слишком грязная обувь и колеса самокатов. По словам мальчиков, мужчина так накричал на них, что они растерялись и не знали, что делать. Дети побоялись, что из другого автобуса их тоже выгонят, поэтому пошли домой в Соцгород пешком. Через несколько километров их, бредущих по трамвайным рельсам под дождем на спуске Герцена, увидела соседка, которая ехала на своей машине по делам в город. Женщина подобрала детей и довезла до дома.

А в другой раз водитель автобуса ТКН увез 10-летнюю пассажирку в гараж. Она села в автобус, отправлявшийся по маршруту №8 (Ключевой — Азовский рынок), чтобы добраться в музыкальную школу. Но водитель решил не завершать маршрут, а после остановки около «Космоса» направился в гараж. Уже на территории предприятия, обнаружив в салоне ребенка, он вывел девочку за ворота и оставил на улице.

Во втором случае руководство автопарка парка принесло родителям девочки извинения, в первом – нам не известно, знаем только, что мама одного из мальчиков пыталась найти водителю-«чистюлю». Причем в диспетчерской автопредприятия ее очень просили не жаловаться в администрацию города.

 

Елена Ильина.

 

Самые страшные «инагенты» — правозащитники

Агенты России

Итак, Европейский суд по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ) работает с жалобой 61-й НКО, которые обратились за восстановлением нарушенных прав в связи с включением их в список «иностранных агентов». В их числе — Союз “ Женщины Дона” из Новочеркасска.
Комиссар Совета Европы (СЕ) по правам человека Нилс Муйжниекс направил в Страсбургский суд меморандум против РФ по данному делу («“Экозащита” и другие против России»).
Комиссар считает, что применение принятого в 2012 году закона об «иноагентах» оказало «устрашающее воздействие» на гражданское общество в РФ, закон содержит «дискриминационный подход к ряду НКО». «У десятков организаций не было выбора, кроме как приостановить или вообще закрыть свою деятельность», — говорится в документе. Нилс Муйжниекс отмечает, что «законодательство РФ об НКО не соответствует международным стандартам в области прав человека». В документе приведены данные «Левада-центра» о том, что более половины опрошенных россиян воспринимают термин «иностранный агент» негативно, как синоним вражеского шпиона, укоренившийся со времен политических репрессий сталинской эпохи.
По мнению комиссара, реестр «иностранных агентов» показывает, что госорганы склонны квалифицировать большую часть деятельности гражданского общества как политическую. Из 148 НКО-иноагентов в декабре 2016 года 121 организация (82%) проводила мероприятия по содействию демократии и верховенству закона, гуманитарной и социальной помощи. «Поразительно, что правозащитники составляли самую многочисленную категорию НКО, зарегистрированную как иноагенты (44 НКО, или 30%)», — отмечает Нилс Муйжниекс.
Комиссар СЕ по правам человека ссылается на мнения Венецианской комиссии, спецдокладчиков ООН и президентского совета по правам человека РФ, указывая на нежелание российских судов оценивать применение закона в свете Европейской конвенции прав человека и основных свобод, разбираться с аргументами, приводимыми НКО». Так, к концу 2016 года Минюстом и другими госорганами было подано не менее 50 исков против НКО-«иноагентов» за несоблюдение маркировки. Всероссийское движение «За права человека» было оштрафовано на 900 тыс. руб., ассоциация «Голос» — на 1,2 млн руб. Общая сумма штрафов удвоилась в 2016 году, составив около 9 млн руб., что привело к ликвидации ряда НКО. О банкротстве заявил Комитет против пыток, давний партнер Комитета СЕ по предупреждению пыток. Принятые в 2016 году в первом чтении поправки предусматривают запрет НКО-иноагентам «участвовать в комиссиях по контролю за обращением с заключенными», указано в меморандуме. Критикуется в нем и закон о «нежелательных организациях», который привел к запрету или прекращению деятельности на территории РФ ряда НКО, включая «Открытую Россию» и фонд Макартуров.
Комиссар указывает также на «непропорциональные штрафы», взыскиваемые с руководителей НКО.
На данный меморандум комиссара Минюст дал свой ответ – контрмеморандум, на 130 (!) листах. С ним, в частности, ознакомились члены клуба юристов НКО.
Znak.com приводит мнение координатора клуба Марии Каневской, которая считает, что Россия в своем ответе старается показать позитивный аспект данного закона» и в качестве примера приводит конкурс президентских грантов, которые получили, в том числе, НКО, признанные «иностранными агентами».
Правозащитники отмечают, что ни одной из 164 НКО, признанных в России «иностранным агентами», не удалось отменить решение в судебном порядке. По словам участников клуба юристов НКО, нынешнее российское законодательство может блокировать деятельность любой некоммерческой организации, признав ее «иностранным агентом».
«…Это значит, что практически в любой момент государство может ликвидировать независимые НКО за формальные нарушения, либо в результате усиленного контроля создать для НКО такую ситуацию, когда она уже не сможет существовать, тратя все свое время на защиту в судах, оспаривая незаконные проверки или наложение многотысячных штрафов», — отметили представители клуба.
Заявители жалоб в срок до 16 января 2018 года должны предоставить в ЕСПЧ возражения на позицию России, изложенную в ответе Минюста.

Татьяна Владимирова.

Первый день Добровольческой армии

Наша история!

Ровно сто лет назад 2(15) ноября 1917 года Новочеркасск вошёл в историю гражданской войны как город, в котором родилась Добровольческая армия. На страницах сотен книг и мемуаров, написанных в эмиграции участниками этого события, ему отведено немало места. Выбрав некоторые из них, я попытался в хронологическом порядке воссоздать события лишь одного — первого дня.
Итак, под утро 2 ноября к перрону новочеркасского вокзала подошёл поезд из Ростова…
В. Павлов: «…из поезда высадилась группа человек в двенадцать, в военных, но без погон, и штатских костюмах, с небольшим багажом в руках. На вокзале был образцовый порядок: люди спокойно, одни выходили из вагонов, другие входили в них, и никого из них не интересовала прибывшая группа, почтительно окружавшая старика в штатском. Никто не замечал её радости — достижения ею цели — Земли Обетованной».


Отступление первое.
«О старике»
Автор вышеприведённых строк, здесь и далее в тексте именует «стариком в штатском», человека, которому в день приезда в Новочеркасск было всего 59 лет! И лишь на следующий день, 3 ноября, ему исполнилось 60. Конечно, по фотографиям и по воспоминаниям современников мы знаем, что выглядел он старше своих лет. И не только этот автор, но практически все, знавшие Михаила Васильевича Алексеева, в один голос утверждают: «старик, даже старичок». Вот лишь несколько примеров.
В. Шульгин: «…одетый в штатское сухой старичок в очках, с жесткими седыми усами. Этот старичок говорил надтреснутым скрипучим голосом: «Видите, с чего начинаем. Трудно…»
М. Мезерницкий: «Маленький старичок с курносым носиком и добрыми, умными и печальными глазами, в стареньком засаленном кителе, с «Георгием» на шее. Это был идеалист, принесший всё на алтарь родины, ничего не требующий для себя и веривший, что и другие поступят так же, как и он».
Д. Свидерский:«…старик, старая-престарая шинель когда-то имела лучший вид, но сохранились ещё генеральские красные отвороты; на голове рыжая кубанка, погоны сильно помятые, видно, что генеральские, звёздочек на них пока не вижу. Сама личность генеральская – круглолицый, седые усы, растрёпанные, как у кота, в разные стороны, глаза не «грозные», нос картошкой и красный от холода…

В. Севский: «…маленький, серенький генерал с портфелем, в мешковатом штатском костюме, с галстухом, похожим на полотенце, неумело затянутом на тонкой шее, бывший верховный главнокомандующий миллионными армиями, бывший генерал, перед которым почтительно вставал даже полковник Преображенского полка Романов».
Кстати, о полковнике Романове, последнем русском Императоре. В ноябре 1917 года ему было всего 49 лет. Другим персонажам из нашей реконструкции и того меньше: Л.Г. Корнилову – 47, А.И. Деникину – 45, А.Ф. Керенскому – 36. Лишь А.М. Каледин близок к «старику» в свои 56 лет.
Привожу эти цитаты вовсе не для того, чтобы принизить или тем более оскорбить память основателя Добровольческой армии. Все эти слова написаны людьми, бесконечно уважающими этого «старичка», приехавшего в Новочеркасск, чтобы, как он сам говорил, выполнить своё последнее земное дело – очистить Россию от большевизма. Именно сравнивая возраст и грандиозность поставленной задачи, современники отмечали невероятную смелость и энергию человека, практически в одиночку начавшего формировать новую Русскую армию.


Ситуация в городе
«Но не прошло и нескольких минут, как к группе быстрым шагом подошёл офицер-донец, взял «под козырёк» и что-то отрапортовал старику, это был генерал Алексеев, со своим адъютантом, ротмистром Шапрон-де-Ларе, так же, как и генерал, одетым в штатское, сопровождаемые офицером, отбыли к Атаману Дона, ген. Каледину.
К оставшимся подошёл другой офицер и повёл их в город.
– Как тут у вас? – спросили его.
– Неважно! – ответил тот».
Донской офицер подобрал наиболее мягкое слово для оценки положения дел на Дону, вероятно не пожелав расстраивать прибывших. Действительно, все ехавшие на Дон из столицы, Москвы, других крупных городов, где уже царила революционная анархия, надеялись, что обретут здесь «Землю Обетованную».
Пожалуй, лучше других сказал о первых впечатлениях по приезду в Новочеркасск Николай Львов: «Только на Дону офицеры продолжали носить золотые погоны, только здесь отдавалась воинская честь и уважалось звание офицера. Маленький незатопленный островок среди разбушевавшейся стихии».
Но внешнее спокойствие и блеск золотых погон могли обмануть приезжих лишь в первые часы. После недели, проведённой в городе, Виктор Ларионов с горечью отмечал: «В уютном и богатом Новочеркасске, заваленном ещё всеми благами прошлого – мясом, белым хлебом, фруктами и вином, всем тем, что в Петербурге уж давно только снится, – по улицам гуляют прибывшие с фронта расхлёстанные дезертиры и сплёвывают на тротуары лузгу. Чести, даже своим донским генералам, никто из фронтовиков не отдаёт».

Встреча с атаманом Калединым
В. Павлов: «Генерал Алексеев, генерал без положения, без должности, но с именем и с идеей, которой теперь он жил, и осуществить которую стремился, был принят Атаманом, Правителем целой области. Он сообщил Атаману, что теперь настало время осуществить его намерение создать на территории Дона вооружённую силу для борьбы с большевиками, просил его ещё раз дать приют офицерам и добровольцам и содействовать ему в его патриотическом начинании. Атаман Каледин разделил цели и намерения ген. Алексеева и обещал ему всемерную помощь».
Несколько иначе описывает итог этой встречи генерал Деникин. «Атаман Каледин, познакомившись с планами Алексеева и выслушав просьбу «дать приют русскому офицерству», ответил принципиальным сочувствием, но считаясь с тем настроением, которое существует в области, просил Алексеева не задерживаться в Новочеркасске более недели, перенести свою деятельность куда-нибудь за пределы области – в Саратов или Камышин. Не обескураженный этим приёмом и полным отсутствием денежных средств, Алексеев горячо взялся за дело…».
В. Павлов: «Немедленно в Петроград была выслана условная телеграмма о направлении добровольцев в Новочеркасск.
2 ноября 1917 г. стало днём зарождения «Алексеевской Добровольческой организации» на Дону, позднее ставшей Добровольческой армией. Неделю спустя после захвата власти в России большевиками, патриоты Родины ответили созданием противоборствующей им силы».

Лазарет на Барочной
Б. Суворин: «Все, кто причастился этому великому движению, кто попал в первые дни её существования, помнят небольшое, совершенно заполненное помещение на Барочной улице (…), где была главная квартира её основателя генерала Алексеева».
М. Нестерович-Берг: «Кто был тогда в Новочеркасске, тот должен хорошо помнить это здание – колыбель добровольчества».
Действительно, многие участники тех событий в своих воспоминаниях упоминают дом на Барочной улице. И называют его точный адрес. Тот, по которому они пришли, чтобы записаться в Алексеевскую организацию. Но беда в том, разные авторы приводят номера пяти разных домов! Поискам истины в этом важнейшем, на наш взгляд, вопросе, будет посвящена отдельная статья. И чтобы не запутать современных читателей, я буду убирать из текста воспоминаний неправильные номера дома на Барочной улице. Приведу его месторасположение по статье Якова Лисового «Каледин и добровольческая армия», опубликованной в журнале «Донская волна» в январе 1919 года, спустя всего чуть более года после описываемых событий.
«В первые же дни под общежитие, которое было названо «общежитие №1», был отведён лазарет № 2, угол Барочной ул. и Платовского просп., – с служебным и хозяйственным персоналом и запасами постельной принадлежности и белья на 250 человек».
В. Павлов: «Группа спутников генерала Алексеева была приведена на Барочную улицу (…). Прибывших приветливо и радушно встретили, отвели им комнату, накормили. Скоро все уснули крепким сном после долгого, тяжёлого и беспокойного пути».


Отступление второе.
«О пьяной улице»
Лазарет № 2, находившийся, как мы уже отмечали, на углу главного городского проспекта – Платовского, был лишь в двух кварталах от Атаманского дворца и, собственно, от центра города. Но соседство с Азовской базарной площадью наложило негативный отпечаток на репутацию улицы. Участок Барочной от Платовского проспекта до Комитетской улицы представлял из себя район самого разнузданного пьянства и скрытого разврата. Даже официальные «Донские областные ведомости» были вынуждены привлечь внимание к творящимся здесь безобразиям.
«Обилие гостиниц, всевозможных ресторанов с музыкой, пением и прочим увеселением привлекает к себе множество посетителей, преимущественно рабочих, ремесленников… Ежечасно питейные заведения выпускают посетителей на улицу десятками мертвецки пьяных. Пьяные стоят у питейных заведений, идут группами, валяются по улице и ежеминутно оглашают воздух отборнейшей бранью, руганью… Драки здесь явление заурядное (…). Водку всегда можно купить с «заднего хода» гостиниц даже после закрытия в положенный час последних. Вот посмотрите на вывески. Тут есть и «Париж», и «Лондон», и «Яр», и «Москва», и «Сан-Ремо», и мелкие пивные».

угол пр. Платовского и ул. Барочной Фото с: htt:// novocherkassk.net

Остановимся на одном названии. Гостиница «Яр», Барочная № 36. Прежде злачное место после введения сухого закона в 1914 году оказалось под угрозой закрытия. Энергичные меры донского атамана Покотило по исполнению закона о запрете продажи спиртного приносили свои плоды. Еженедельно в газетах сообщается об оштрафованных и посаженных на несколько месяцев в тюрьму тайных продавцах выпивки. Возможно, это подвигло домовладельца и хозяина гостиницы Сидорова в сентябре 1914 года сдать «Яр» в аренду под лазарет Красного Креста. «Помещение со всем инвентарём, с кроватями, буфетной и кухонной посудой, ёмкостью до 150 кроватей, предложено всего за 2250 рублей», – отмечала газета «Приазовский край».
Лазареты Общества Красного Креста находились в ведении городских властей, бывшему «Яру» было присвоено название «Лазарет №2», ответственным заведующим и распорядителем назначен городской голова А.С. Дронов.


Путейцы или алексеевцы?

Но как случилось, что здание лазарета № 2 было передано Алексеевской организации? Вряд ли это решение было принято атаманом Калединым спонтанно, в ходе первого разговора с генералом Алексеевым утром 2 ноября.
В. Павлов отмечает, что ещё осенью 1917 года «зародилась «Алексеевская организация» в Петрограде, затем в Москве. Она держалась в секрете. Цель её такова: при неизбежном новом восстании большевиков, когда Временное Правительство безусловно окажется неспособным его подавить, выступить силами организации, добиться успеха и предъявить Временному Правительству категорические требования к изменению своей политики.
Но генерал Алексеев учитывал и возможность победы большевиков, тем более потому, что его организация едва начала своё дело и была ещё очень слаба. На этот случай он договорился с атаманом Дона, генералом Калединым, о переброске своей организации на Дон, чтобы оттуда продолжать борьбу».
К ноябрю 1917 года новочеркасский лазарет № 2 практически опустел, да и в целом раненых в городе было совсем не много. Городские помещения освобождались и подготавливались для приёма эвакуированных из Петрограда. Ещё до восстания большевиков шла работа по вывозу из столицы империи, в частности, учебных заведений в связи с наступлением немцев на фронте. Любопытная заметка в газете «Вольный Дон» от 26 октября позволяет сформулировать две версии.
«Приезжает в Новочеркасск первый курс петроградского института путей сообщения в количестве 150 ч. Путейцы переселяются вместе со своими профессорами и организуют самостоятельные учебные занятия, к руководству коими предполагается привлечь частью и профессоров донского политехникума. Для общежития путейцев отводится лазарет в доме Сидорова на Азовском базаре».
Возможно, студенты-путейцы лишь прикрытие и помещение подготавливалось для Алексеевской организации? Или же после большевистского переворота выезд институтского курса стал невозможен, и пустовавшее помещение было предложено алексеевцам? Учитывая информацию о предварительных контактах генералов Алексеева и Каледина, склоняюсь к первой версии.
Кстати, по сообщению газеты «Вольный Дон» 25 октября помощником донского атамана М.П.Богаевским начальнику штаба Верховного Главнокомандующего была отправлена телеграмма, в которой, в частности, «Богаевский высказал мысль, что члены Временного правительства и совет республики могли бы найти более спокойное для себя место в Новочеркасске». Но было поздно, правительство к тому времени большевики уже арестовали. Но многие видные политические деятели воспользовались приглашением и прибыли на Дон. Чем лишь ухудшили ситуацию в Новочеркасске. Об этом мы поговорим в следующий раз.
Таким был первый день «Алексеевской добровольческой организации», в декабре ставшей Добровольческой армией. По мистическому стечению событий, спустя ровно три года, 14 ноября 1920 года из Крыма в Константинополь вышла Русская эскадра, увозившая в эмиграцию Русскую армию. В её составе были и воины Добровольческой армии. Название линкора, возглавившего эскадру — «Генерал Алексеев».

Евгений Халдаев.

(Продолжение следует)

С нами Бог!

Сто лет спустя

 

Афиша была невелика и малозаметна на затененной в полутьме собора доске объявлений, но алым по белому четко читалось: «7 ноября. Хор духовенства Донской митрополии. Духовная музыка. Народные песни». Это было первое, что схватил глаз. У нас? В Новочеркасске? И именно 7 ноября — в столь страшную и символическую дату? Где же? Ах, в здании библиотеки им. А.С. Пушкина на Московской – бывшем до революции 1917-го офицерском собрании. И время, и место символически совпали. То, что концерт юбилейный, а хор — большой митрополичий, руководимый регентом протодиаконом Владимиром Зубрицким, только усилило желание попасть на мероприятие, столь скромно отрекламированное. Ибо еще одна небольшая афиша притихла в нише входной двери в нашу Пушкинку. Но столь ненавязчивое, казалось бы, приглашение на встречу с высоким духовным искусством нашло в Новочеркасске неожиданный (возможно, для кого-то) и сильный отклик.
Густой зрительский поток вопреки всем правилам физики неуклонно стремился вверх по старинной красавице-лестнице, как некогда поднимались по ней на балы казачьи офицеры со своими прекрасными спутницами. И вот все повторилось – век спустя. Большой роскошный зал был переполнен принаряженной серьезной публикой. В этот неоднозначный вечер здесь собрался поистине цвет новочеркасского интеллектуального народонаселения. Под дружественные аплодисменты зрителей вышли и встали полукругом хористы в черных рясах. Лица их, как юные, так и с печатью прожитых лет, были тихи и торжественны. Неординарное готовилось вступить под эти вековые городские своды…
Открыл вечер протоиерей Олег Добринский. Он представил приехавший уникальный коллектив, созданный пять лет назад по благословению митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия, как хор непрофессиональный, ибо священническая стезя не предполагает формирования себя как певца и творческого человека. Но очень скоро зрители смогли убедиться в обратном — перед ними выступал хор, может, и непрофессиональный, но состоящий из истинных профессионалов своего дела. Но это было чуть позже, а до того отец Олег сказал именно те важные и необходимые слова, которых в этот вечер ждали собравшиеся в зале люди. О том, что 7 ноября, по-старому стилю 26 октября, 100 лет назад Промысел Божий так устроил, что наше Отечество коснулась, захватив его, великая трагедия. Лихим вихрем пронеслась она и над Тихим Доном, выкосив цвет казачества, офицерства, обездолив народ и землю, лишив веры и любви на целое столетие. И кто бы мог подумать, что спустя эти безбожные, труднейшие для страны и Дона десятилетия в зале бывшего офицерского собрания казачьей столицы состоится концерт митрополичьего хора Донского духовенства?! Вопреки случившейся трагедии. Во славу и память сложивших головы в ее огне, но сохранивших веру и верность Родине, присяге и Богу — белых казаков и офицеров. И тогда, усиливая и подтверждая сказанное, мощно грянул хор: «С нами Бог».
Многоголосо, невероятно глубоко и проникновенно лились духовные напевы. Сильные, мужественные голоса, звонкие подголоски славили Воскресение Христово, вознося глас свой к Спасителю. И такой искренний глас, казалось, нельзя было не услышать. Хор духовенства пел о горькой доле казака и о широком приволье донской степи, бередил души старинным, любимым всяким, считающим себя казаком, казачьим романсом «Не для меня» и поражал искусной красоты распевом, исполняя композицию Игоря Матвиенко «Конь», заставлял дрожать все жилочки при звуках русской народной плясовой «Во кузнице»… И своим искусством вокала славил Богородицу и возносил светлую молитву Господу.
Затаивший дыхание зал внимал, отзывался на пение неслышным дыханием и сердечным сопереживанием солистам и тому замечательному вокальному материалу, выбранному к исполнению художественным руководителем коллектива Владимиром Зубрицким. Возгласы «Браво!!!» то там, то здесь вырывавшиеся от всего сердца, букеты белых роз хористам-священнослужителям и поистине громовые аплодисменты в финале вечера дали нам услышать признание В. Зубрицкого, растроганно поблагодарившего горожан за столь замечательный прием, и заметившего, что «так тепло, как в Новочеркасске, нас нигде не принимали». Пожелав всем собравшимся здравия, протодиакон Владимир «перевел» свое пожелание на церковный язык, взмахнул рукою, и хор от души грянул нам всем и городу нашему — казачьей столице с 200-летней историей, гордому и вольному Новочеркасску «Многая лета». И сердца собравшихся переполнились любовью — к ближнему, к Отечеству, к Богу. Это ли не достойное завершение такого дня?!

Лариса Лиховидова.

За жестокое обращение с животными — за решетку

Есть законопроект!

 

Председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов приветствует внесение в Государственную думу законопроекта, предусматривающего усиление уголовного наказания за жестокое обращение с животными вплоть до лишения свободы до трех лет, но считает, что документ нуждается в серьезной доработке – сообщает официальный сайт СПЧ.
“Безусловно, наказание за издевательства над братьями нашими меньшими нужно ужесточать. Но, на мой взгляд, данный законопроект нуждается в серьезной доработке. Во-первых, я бы не смешивал жестокое обращение с животным и убийство животного – это разные вещи. Кроме того, я бы не смешивал хулиганские побуждения и садистские формы – это тоже разные вещи. Я бы их развел”, – заявил Михаил Федотов обозревателю телеканала “МИР 24”.
Применительно к санкциям, за жестокое обращение с животными без отягчающих обстоятельств максимальным наказанием могут быть и три года лишения свободы, отметил глава СПЧ.
“Но все остальные составы преступлений, когда жестокое обращение с животными сопряжено с отягчающими обстоятельствами, с садизмом, повлекшим смерть или увечье животных, должны наказываться, как минимум, шестью годами лишения свободы. Тем самым все это переводится в категорию тяжких преступлений”, – отметил председатель Совета.
В США Федеральное бюро расследований определило четыре категории для противоправных действий в отношении животных: 1) преступная халатность; 2) истязания и злонамеренное жестокое обращение; 3) жестокое обращение с животными, совершенное группой лиц; 4) насилие сексуального характера над животными. В России нужно нечто аналогичное, уверен Михаил Федотов.

Лариса Михайлова.

«Общественная приемная? Запишите меня к психологу!»

Гражданское общество

В прошлом номере «ЧЛ» (№ 42 от 9.11.2017г.) мы рассказали о том, как в Общественной приемной региональной общественной правозащитной организации «Союз «Женщины Дона» работают юристы. Но консультируют граждан не только они: на прием можно также записаться к психологам. Записываются многие: в месяц у каждого специалиста – более десяти индивидуальных консультаций, причем часто клиенты приходят неоднократно. Показательно, что женщины обращаются за психологической помощью чаще: только каждый пятый – мужчина. Возможно, стесняются показаться слабыми? Возраст клиентов: от 9-ти – и «кому за 70»…
Психолог, ведущий прием в Общественной приемной, рассказала нам, с какими проблемами обращаются к ней люди (имена и отчества нами изменены).

… Молодая женщина Оксана К. попала в автомобильную аварию: была пассажиром, а за рулем — муж. Теперь боится ездить на машине, у нее возникают «панические атаки», если необходимо куда-то отправиться на этом виде транспорта. В результате работы психолога у Оксаны снижен уровень тревожности, проведено «затирание» ярких негативных образов. Назначена дополнительная консультационная встреча, даны рекомендации по саморегуляции.
… Галина Петровна, пенсионерка. Проблемы – семейные. Рассказывает, что ей не дают общаться с внучкой, нарушены отношения с невесткой, не оказывает поддержки сын. В Общественной приемной женщине оказана психологическая помощь, снижен уровень тревожности, даны рекомендации по налаживанию взаимоотношений с близкими родственниками, проведены занятия по стрессоустойчивости.
Часты обращения, связанные с проблемами в семейной, личной жизни. Иногда это совсем молодежь.
… Как-то обратился парень, студент. Он мусульманин, с Кавказа, а его девушка – с донской земли. Религиозные и культурные взгляды разные, по-разному смотрят и на отношения мужчин и женщин. Психолог провел с парнем три консультационные встречи, на которых обсуждались межкультурные различия в отношениях с противоположным полом.
… У Ларисы Михайловны нарушены взаимоотношения с мужем, с которым они прожили в браке более тридцати лет. Недавно умерла его мать, он очень переживает. На консультации психолог говорил с женщиной о горе – о реальных этапах проживания горя разными людьми. Возможно, поможет и встреча психолога с мужем, если он, конечно, согласится прийти.
… Елена Николаевна переживает по поводу смены работы: испытывает страх, неуверенность, сомневается, правильное ли она приняла решение…
… У Маши сложные отношения с приемной матерью и братом… У Юли – с родителями и сверстниками… Антон испытывает трудности в общении с другими: он заикается…
Часто на прием приходят родители вместе с детьми.
… Мама второклассницы Кати озабочена стеснительностью девочки, говорит, что дочка ни с кем не дружит. В результате диагностического обследования Катюши психолог выявил факт материнской гиперопеки. Маме даны разъяснения и рекомендации по поводу ее поведения с дочерью. А с девочкой работа продолжается. И с мамой – тоже.
… А вот Алла Евгеньевна и ее 17-летняя дочь Оля боялись … ЕГЭ! (Впрочем, не они одни, но мы сейчас только про их случай). Они обратились в Общественную приемную в состоянии, как говорят психологи, повышенной тревожности. С девушкой проведены занятия по стрессоустойчивости. Маме даны рекомендации по оказанию особой поддержки в экзаменационный период. Встреча эта была в мае, а в июне Оля успешно сдала ЕГЭ. Думаем, что помощь психолога «Женщин Дона» была здесь не лишней.
Общественная приемная Союза «Женщины Дона» работу продолжает. Психологи и юристы ждут всех, кому нужна их помощь.

Елена Ильина.