Газета «Новочеркасские ведомости»

Крылатая молодость Бориса Тарасова

Выпуск от 10 сентября 2014

Менее чем через год наша страна будет отмечать семидесятилетие Победы в Великой Отечественной войне. Нашему поколению трудно представить те тяготы и заботы, которые приходилось выносить тогдашним, порой совсем ещё молодым юношам и девушкам, мужество и героические поступки которых помогли отстоять родную землю.

Живые свидетельства каждого участника тех событий для нашего поколения - огромная ценность. Борис Васильевич Тарасов – один из тех людей, благодаря которым небо над нами до сих пор остаётся мирным. В годы Великой Отечественной он был и военным лётчиком, и лётчиком-инструктором. В мирное время – инструктором пилотирования на аэродроме, который располагался тогда в Хотунке. Ему довелось общаться и летать с такими воздушными асами, как Александр Беляков, Марина Раскова, Тимофей Куцевалов и многими другими. Он летал в военное и мирное время. За всю свою лётную практику он совершил 11477 полётов – фантастическая цифра! И за всё это время - ни единого просчёта. Все поручения, как в военное, так и в мирное время, Борис Васильевич выполнял на отлично. Среди многочисленных наград героя есть и орден Ленина – за выполнение заданий особой важности.

Будущий летчик появился на свет в 1920 году в городе Энгельс Саратовской области. Небом он «заболел» в 13 лет, когда на территории города открылся аэроклуб. Как и многие другие мальчишки, Борис пропадал в аэроклубе сутками. Поначалу подходить к красивой, но незнакомой технике было даже страшновато, но работники клуба по-отечески отнеслись к ребятам, и, начав с простой помощи по уходу за самолётами, Борис, как и многие его приятели, вскоре удостоился чести стать пассажиром и пережил первые в своей жизни «штопоры» и «мёртвые петли».

Шло время – Борис занял место летчика в кабине крылатой машины. В дни учебных вылетов приходилось вставать буквально с рассветом – отсутствие ветра и облаков - важный фактор для тренировок. Многие мальчишки расставались с лётной романтикой, уставая от столь жёсткого графика, но Борис не пропустил ни единого дня. Ему очень нравилось подниматься в небо! В 16 лет юноша совершил свой первый самостоятельный вылет на биплане У-2. Выполнять первые воздушные трюки без инструктора оказалось делом захватывающим – и, на удивление, не сложным.

- Я ощущал себя на высоте положения, - улыбается Борис Васильевич. - Летать мне было очень радостно и интересно. И я всегда старался пролететь над своей школой, чтобы друзья видели меня.

Зимой 1937 года Борис был призван в армию и направлен в военное лётное училище города Энгельс, куда набирали курсантов из всех регионов страны. Там, помимо практики, будущим лётчикам пришлось заниматься и теорией: занятия по тактике, строевая подготовка, аэродинамика – всё это входило в обязательный перечень дисциплин для любого лётчика. Занимались по двенадцать часов в день, инструкторы были требовательны, а конспекты – содержательны, так приобретался бесценный багаж знаний для будущих полётов. На практике курсанты, помимо привычных уже У-2, осваивали навыки управления другой машиной - Р-5, на тот момент основным боевым самолётом нашего государства. В своём выпуске юноша оказался самым молодым курсантом, но, вместе с тем, одним из самых способных.

- В сороковом году пришла пора для распределения, - рассказывает Борис Васильевич. - Кого-то из ребят направили на Дальний Восток, кого-то – на запад страны, кого-то – на север… Я всё ждал, когда назовут мою фамилию, и выпало мне, наконец, в числе немногих остаться в училище и стать лётчиком-инструктором.

Под начало Бориса поступило десять курсантов из нового набора. И, хотя ученики превосходили своего учителя по возрасту, никаких проблем в общении и обучении не возникало – настолько хорошо знал и любил своё дело юный наставник.

Через год началась война…

- На следующий день после начала войны мы все – все до одного человека! – написали рапорта об отправке на фронт, - рассказывает Борис Васильевич. – Но никого из нас, инструкторов, туда не пустили. На этот счёт был очень строгий приказ…

Всё же Борису Тарасову довелось совершать и боевые вылеты.

- Проходили полёты тяжело, конечно, - вспоминает Борис Васильевич. - Немцы старались прожекторами слепить, из пулемётов по нам били… Но и красиво было - когда высоту набираешь, от пуль уходишь и летишь над облаками… А небо там светлое, и звёзды часто видно… Но за красотой мы о задании никогда не забывали, всё выполняли в соответствии с приказом! Правда, меня, по большему счёту, отпускать просто боялись - командование было заинтересовано в моей инструкторской работе.

Работа эта была очень важной: благодаря таланту и стараниям Бориса Васильевича десятки курсантов становились опытными лётчиками, которые совершили немало героических поступков и славных дел, защищая своё Отечество. И кто знает, как повернулась бы их судьба, если бы Борис Васильевич в своё время не поставил их «на крыло»… За подвиги в военное время Бориса Тарасова неоднократно награждали орденами и медалями.

Закончилась война, страна привыкала к миру… Трудовая биография Бориса Васильевича в это время была очень насыщенной: год он обучал офицеров искусству полёта на люберецких Высших лётно-тактических курсах, затем в составе своей лётной эскадрильи был направлен в Ростовскую область. Пять лет их база располагалась в Таганроге, а в 1954 году её перевели в Новочеркасск, на территорию аэродрома в Хотунке. За послевоенное время в карьере лётчика хватало новых заданий, подчас опасных, но самым главным по-прежнему оставалось инструкторское дело, и всё новые и новые подопечные приобретали благодаря урокам Бориса Тарасова ценнейшие навыки лётного мастерства.

Последний раз управлять крылатой машиной Борису Васильевичу довелось в 1960-м году. Лётная часть, в которой он служил, попала под печально известное «хрущёвское сокращение» и была расформирована. У него была возможность перейти в гражданскую авиацию и водить пассажирские авиалайнеры, но он ею не воспользовался, решив посвятить себя чисто «земным» делам.

Проработав несколько лет в разных организациях, в 1970 году Борис Васильевич устроился в НПИ, где трудился четыре десятилетия. На заслуженный отдых он вышел в 2010 году в возрасте 90 лет! Всё это время он был заведующим лабораторией на кафедрах Автоматизированных систем управления и Программного обеспечения вычислительной техники, занимался воспитательной работой с молодёжью, проявляя в ней себя строгим, но справедливым. Спуску своим молодым и уже совсем не таким серьёзным, как в его лётную пору, подопечным он не давал, но всегда был готов помочь в трудной ситуации, выслушать и поддержать. За что и пользовался среди студентов уважением и симпатией.

- Ребята из одного выпуска мне даже стихотворение посвятили на прощание, - улыбается Борис Васильевич. - И подписали его: «ваши разгильдяи» - это я их так частенько называл…

Впрочем, слово «прощание» тут не применимо - до сих пор в гости к своему наставнику приезжают те бывшие разгильдяи, а ныне серьёзные и солидные люди. Приезжают и благодарят, ведь в студенческую пору его строгость и его участие помогли им не сбиться с жизненного пути. Звонят ему и бывшие ученики из лётных частей.

В завершение беседы Борис Васильевич поделился советом, очень полезным для каждого человека:

- Своё дело всегда надо любить. Любить и стремиться именно к нему. Я, как соприкоснулся с самолётами в 13 лет, так и полюбил на всю жизнь и сами машины, и небо, потому и полёты проходили легко и удачно. Только искренне «болея» за своё дело, можно достичь в нём настоящих успехов.

Денис Храновский,
фото Николая Склярова

Комментарии

(или войдите для оставления комментариев от Вашего логина на сайте)