Калевала (относительно новая сказка "О главном")

Встречи и расставания, знакомства, поиск друзей, любовь, секс.

Модератор: Остап Бендер

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#1

Непрочитанное сообщение Дионис » 02 апр 2017, 22:46

Не хотелось бы прыгать в пространстве и времени (есть более древние и близкие/далёкие к индейцам сказки) ...
но обсуждая взаимоотношения полов жители Новочеркасска (и данного ресурса) слишком часто подталкивают меня к воспоминаниям этого Карело-Финского (рус, привет) народного эпоса. Вроде бы всё уже в нём описано, все ситуации упомянуты и пути выхода найдены, но люди стараются учиться на своих собственных ошибках.

Рекомендую обсуждать и осуждать каждую из Рун ))
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#106

Непрочитанное сообщение Дионис » 01 июн 2017, 21:56

petrovna писал(а):Источник цитаты Он мне вообще не нравится.

Не нравится добрый молодец - не ешь. :P
Мало ли ещё героев
Много тут героев разных
Вон кузнец тот Ильмаринен
Ильмаринен десять лет без бабы
Или вот стоит в сторонке
В стороне старый добрый Вяйнямёйнен
Вяйнямёйнен баб не ведал а с седою бородою
Выбирай себе любого
Тут героя, там другого.

petrovna писал(а):Источник цитаты Мало того, что всех девок в деревне перепортил

Не перепортил а обрадовал - в накладе никто не остался.
petrovna писал(а):Источник цитаты выбрал самую лучшую

Вот не факт, что лучшую - избалованная, плаксивая ... да и ума не далёкого
petrovna писал(а):Источник цитаты в результате поставил условие

Как бы она ему условие поставила, а он контр условие.
petrovna писал(а):Источник цитаты которое она нарушила из-за него же и тут же бросил.

Мужик опаздал с рыбалки один раз С РЫБАЛКИ, ОДИН РАЗ.
А она тут же свалила в деревню и непонятно где ночевала - он утром пришёл, её нету, успел побуянить, выслушать уговоры от сестры и матери и собраться НА ВОЙНУ.
Сразу предупреждал - измены не прощу и разведусь.
petrovna писал(а):Источник цитаты Он вообще это подстроил все, чтоб своих обещаний не держать. Гад он.

Кроватку ей застелил в чужом доме?
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
petrovna
Пиццмейкер
Сообщения: 8182
Зарегистрирован: 31 янв 2011, 12:55
Пол: женский
Благодарил (а): 1944 раза
Поблагодарили: 1479 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#107

Непрочитанное сообщение petrovna » 01 июн 2017, 22:09

Ну в общем он погиб туда ему и дорога.
Из за баб столько подвигов наворотил и чем кончилось?

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#108

Непрочитанное сообщение Дионис » 01 июн 2017, 22:15

petrovna писал(а):Источник цитаты Ну в общем он погиб туда ему и дорога.
Из за баб столько подвигов наворотил и чем кончилось?

Дионис погибал сотни раз например и каждый раз находил тропку обратно :P
Есть такая теория - что все войны случались из за баб и при их содействии.
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
petrovna
Пиццмейкер
Сообщения: 8182
Зарегистрирован: 31 янв 2011, 12:55
Пол: женский
Благодарил (а): 1944 раза
Поблагодарили: 1479 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#109

Непрочитанное сообщение petrovna » 01 июн 2017, 22:36

Дионис писал(а):Источник цитаты Есть такая теория - что все войны случались из за баб и при их содействии.

У сильного всегда бессильный виноват.(С)
:P
Блин, если бы не было женщин кого бы вы винили в своих косяках? :roll:

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#110

Непрочитанное сообщение Дионис » 01 июн 2017, 22:55

petrovna писал(а):Источник цитаты Блин, если бы не было женщин кого бы вы винили в своих косяках?

Не было женщины, и создали женщину ))
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#111

Непрочитанное сообщение Дионис » 08 июн 2017, 00:13

Дионис писал(а):Источник цитаты Он склонил к себе хозяйку
И хозяина лесного;
Дев лесных расположил он,
Благосклонны стали девы.

Хороший всё же парень! Всех к себе распологает!
Дионис писал(а):Источник цитаты Взял веселый Лемминкяйнен
Золотистую уздечку,
Серебристый недоуздок
И пошел искать ту лошадь,
Стал следить за долгогривой
По краям полян у Хийси.

И науку на ус мотает - во второй раз очертя не понёсся ловить, присел понаблюдал, заручился поддержкой.
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#112

Непрочитанное сообщение Дионис » 08 июн 2017, 18:27

Краткое содержание руны четырнадцатой:
1. Обычными охотничьими заклинаниями и мольбами Лемминкяйнен наконец добывает лося и увозит в Похъёлу.
2. Вторым условием ему велят укротить огнедышащего коня Хийси, которого он обуздывает и пригоняет в Похъёлу.
3. Третьим условием — велят застрелить лебедя на реке Туони. Лемминкяйнен приходит на реку Туони, там его поджидает обойденный им в песне пастух, который убивает его и бросает на порог Туони. Сын Туони разрубает тело Лемминкяйнена на куски.


Руна пятнадцатая (в четырёх отдельных частях) :twisted:

Скрытый текст: Показать
В доме Ахти мать-старушка
Думу думает о сыне:
"Где теперь мой Лемминкяйнен,
Где мой Кауко пропадает?
Не слыхать, чтоб он вернулся,
Чтоб с дороги воротился".
И не знала мать, бедняжка,
И не ведала, родная,
Где сынок ее остался,
Плоть и кровь ее где были;
На горе ли он сосновой,
В тихой местности пустынной,
На хребте ль морей шумящих,
В вечно пенистом теченье,
Иль в боях проводит время
Средь жестокого сраженья,
Весь в крови он по колени,
По колени окровавлен.
Кюлликки, жена-красотка,
Во все стороны смотрела
В Лемминкяйнена жилище,
Во владенье Каукомъели;
Смотрит вечером на щетку,
На нее же смотрит утром.
И случилося однажды,
Рано, в утреннее время,
Показалась кровь в щетине,
Каплет красная из щетки.
Кюлликки, жена-красотка,
Говорит слова такие:
"Сгибнул мой прекрасный Кауко,
Каукомъели мой погибнул
На тропиночке безлюдной,
На неведомой дороге:
Показалась кровь в щетине,
Каплет красная из щетки".
Каукомъели мать тотчас же
Смотрит пристально на щетку,
Начинает горько плакать:
"Горе матери несчастной,
Время горькое настало!
Вот уж милый мой сыночек,
Дитятко мое родное,
До плохого часа дожил!
Знать, несчастье с юным вышло,
Знать, беда случилась с Кауко:
Показалась кровь в щетине,
Каплет красная из щетки!"
Забрала подол свой в руки,
Захватила в руки платье,
Быстро мчится по дороге,
Изо всей стремится силы:
От шагов трясутся горы,
Возвышаются долины,
Опускаются высоты
И наверх всплывают глуби.
К Похъёлы домам подходит,
Расспросила там о сыне
И слова такие молвит:
"О ты, Похъёлы хозяйка!
Ты куда послала сына,
Лемминкяйнена младого?"

Скрытый текст: Показать
Лоухи, Похъёлы хозяйка,
Так ответила старушке:
"Ничего о том не знаю,
Где твой сын запропастился;
Жеребца ему дала я,
Огневую лошадь в сани;
Может, в проруби погиб он,
Иль замерз на льдистом море,
Или волку в пасть попался,
Иль попал медведю в глотку?"
Лемминкяйнена старушка
Говорит: "Ты явно лжешь мне!
Род наш волки не погубят,
И медведь не тронет Ахти:
Он волков кидает пальцем,
Медведей руками валит.
Если не ответишь правду —
Ты куда девала Ахти,
Я сломаю дверь овина,
Двери Сампо я обрушу".
Молвит Похъёлы хозяйка:
"Я досыта накормила
И дала ему напиться,
Угостила всем по горло;
Посадила мужа в лодку,
Чтоб спустился по порогам,
Но я все-таки не знаю,
Где пропал твой сын несчастный.
Может, в пене водопада,
Средь крутящейся пучины".
Лемминкяйнена старушка
Говорит: "Ты явно лжешь мне!
Ты скажи открыто правду,
Положи конец неправде.
Ты куда девала Ахти,
Где сейчас мой калевалец,
Иль тебя постигнет гибель,
Тотчас смерть тебя похитит!"
Молвит Похъёлы хозяйка:
"Ну, теперь скажу я правду:
Был он послан мной за лосем,
Чтобы гордого поймал он,
А потом за жеребенком,
Чтоб, взнуздав, его запряг бы,
И за лебедем позднее,
Чтоб поймал святую птицу,
Но я все-таки не знаю,
Может, с ним несчастье было
Или так он задержался,
Не слыхать, чтоб он вернулся
За невестою своею,
За моею милой дочкой".
Мать все ищет, где исчез он,
Все боится, что пропал он;
Точно волк, бежит болотом,
Как медведь, в чащобе рыщет,
По воде плывет, как выдра,
Барсуком бежит по полю,
Точно еж, бежит по мысу
И по берегу, как заяц,
Камни в сторону бросает
И стволы деревьев валит,
Хворост в сторону швыряет,
Гать мостит через болота.
Долго сгинувшего ищет,
Долго ищет — не находит,
У деревьев вопрошает
О своем пропавшем сыне.
И сосна ей так сказала,
Дуб ответил неохотно:
"О себе моя забота,—
О твоем ли думать сыне?
Выпал жребий мне жестокий,
И несчастья одолели:
Из меня ведь колья тешут,
Из меня дубинки режут,
На дрова меня изводят,
Рубят, валят на пожоге".
Долго сгинувшего ищет,
Долго ищет, не находит.
Ей встречается дорога;
У нее она спросила;
"Богом данная дорога,
Не видала ль ты сыночка,
Это яблочко златое,
Этот прутик серебристый?"
И разумно говорит ей,
Отвечает ей дорога:
"О себе заботы много,—
О твоем ли думать сыне?
Выпал жребий мне жестокий,
И несчастья одолели:
То бегут по мне собаки,
То промчатся верховые,
То ногами сильно топчут,
Прижимают каблуками".
Долго сгинувшего ищет,
Долго ищет, не находит.
Шел над ней по небу месяц
И она ему взмолилась:
"Богом данный месяц ясный
Не видал ли ты сыночка;
Это яблочко златое,
Этот прутик серебристый?"
Сотворенный богом месяц
Ей разумно отвечает:
"О себе моя забота,—
О твоем ли думать сыне?
Выпал жребий мне жестокий,
И несчастья одолели:
Я один блуждаю ночью
И свечу в мороз жестокий:
Я один зимой на страже,
А на лето пропадаю".
Долго сгинувшего ищет,
Долго ищет, не находит.
Солнце ей идет навстречу,
И она ему взмолилась:
"Богом созданное солнце,
Не видало ль ты сыночка,
Это яблочко златое,
Этот прутик серебристый?"
Солнце ведало про это,
И в ответ оно сказало:
"Твой сынок уже скончался,
Он уже погиб, несчастный,
В сумрачном потоке Туони,
В Маналы глубоких водах.
В водопад его столкнули
И с порога по порогу
В темные глубины Туони,
В недра Маналы спустили".

Скрытый текст: Показать
Лемминкяйнена старушка
Зарыдала о потере,
К кузнецу пошла, сказала:
"О кователь Ильмаринен!
Ты ковал вчера и раньше,
Поковать прошу сегодня!
Выкуй грабли с ручкой медной,
Зубья сделай из железа,
Чтоб они в сто сажен были
И в пять раз длиннее ручка".
И на просьбу Ильмаринен,
Вековечный тот кователь,
Ручку медную кует ей,
Зубья стал ковать для грабель,
Чтоб они сто сажен были
И в пять раз длиннее ручка.
Лемминкяйнена старушка
Эти грабли захватила,
Быстро к Туонеле спустилась,
Так упрашивает солнце:
"Богом созданное солнце,
Самому творцу ты светишь!
Посвети разок сильнее,
И в другой, чтоб пар поднялся,
В третий раз как можно жарче:
Усыпи ты злое племя,
Маналы ослабь людей ты,
Туонелы ослабь ты царство!"
Богом созданное солнце,
Божье чадо дорогое
На дупло березы село,
На изгиб ольхи нагнулось,
Засветило раз сильнее,
И в другой, чтоб пар поднялся.
В третий раз как можно жарче:
Усыпило злое племя,
Маналу лишило силы,
Всех там юношей с мечами,
Стариков, с дубьем сидящих,
Средний возраст — копьеносцев.
И парит, летя оттуда,
К небу ровному взлетая
На насиженное место,
На старинное местечко.
Лемминкяйнена старушка
Грабли с зубьями хватает,
Загребает, ищет сына
В многошумном водопаде,
Средь бурливого потока —
Загребает, не находит.
Вот она цепляет глубже:
И сама вступила в воду
По подвязку стала в волны
И до пояса в теченье.
Загребает по потоку,
По теченью ищет сына,
А потом идет напротив -
Раз проходит и другой раз:]
Ловит там рубашку сына,
Ловит с тяжкою печалью;
Вновь рекой она проходит:
Тащит шапку и чулочки.
Те чулки печально тащит,
Тащит шапку с болью в сердце.
Вновь она ступает глубже.
В глуби Маналы ступила.
По длине проводит грабли,
Поперек ведет в другой раз,
В третий наискось проводит.
Наконец, при третьем разе,
Сноп огромный захватила
На зубцы железных грабель.
Но не сноп она схватила:
Сам веселый Лемминкяйнен,
Молодец тот, Каукомъели,
На зубцах из вод приподнят,
За ногу одну захвачен,
За один лишь малый пальчик.
Показался Лемминкяйнен,
Тот веселый калевалец,
На богатых медью граблях,
На волнах прозрачных моря;
Но кусков недоставало:
Головы куска с рукою
И других частей некрупных,—
Не хватало также жизни.
Мать-старуха стала думать
И в слезах сказала слово:
"Иль из них не выйдет мужа,
Их не хватит на героя?"
Ворон те слова услышал
И в ответ сказал ей слово:
"Кто исчез, не станет мужем,
Кто погиб, тот жить не будет;
Ведь сиги глаза пожрали,
Ведь объели плечи щуки.
Брось его в поток скорее,
В реку Туонелы обратно:
Пусть он там трескою станет,
Пусть в кита он обратится".
Лемминкяйнена старушка
Не бросает сына в воду,
Снова грабли опускает,
Снова медными проводит
По длине реки подземной,
По длине и поперечно:
Головы кусок и руку,
И спинных костей частицы,
Кости бедренной кусочки
И другие ловит части.
Составляет тело сына,
Лемминкяйнена младого.
Мясо к мясу прилагает,
Примеряет верно кости,
Член привязывает к члену
И сжимает сильно жилы.
Крепко связывает жилы,
Вяжет их концы друг с другом,
Нити жил она считает,
Приговаривает этак:
"Ты, красотка, жил хозяйка,
Суонетар, ты жил богиня,
Ты прядешь прекрасно жилы,
Пряха с стройным веретенцем,
С медным остовом у прялки,
С колесом ее железным!
О, приди, прошу тебя я,
Принеси, я умоляю,
Связку жил своей рукою,
Связку кож в подоле платья,
Чтоб связать покрепче жилы,
Их концы скрепить покрепче
На открытых страшных ранах,
Что, отверстые, зияют!
Если ж этого не хватит,
Есть на воздухе высоком
Дева в крытой медью лодке,
В челноке с кормою красной,
Опустись с него, девица,
С середины неба, дева!
Проплыви по этим жилам,
Проплыви по членам, дева,
По пустым костям поплавай
И по щелям в этих членах!
Положи на место жилы.
Где они лежали прежде:
Ты зашьешь большие жилы
И пробудишь в них биенье,
Перевяжешь сухожилья,
Свяжешь маленькие жилы!
Ты возьмёшь иглу помельче,
Нитку шелковую вденешь!
Будешь шить иголкой мягкой,
Будешь штопать оловянной,
Жил концы иголкой стянешь,
Ниткой шелковою свяжешь!
Если ж этого не хватит,
Сам приди, земли создатель,
Запряги коней летучих,
Бегунов своих ретивых!
Проезжай на пестрых санках
По костям, по этим членам,
По трепещущему мясу,
Проезжай по жилам шумно!
Привяжи к костям ты мясо,
Привяжи ты жилу к жиле,
Серебро клади на связки,
Золото на раны в жилах!
Там же, где распалась кожа,
Дай расти ты новой коже;
Где разорванные жилы,
Там ты связывай покрепче.
Где ж пропало много крови,
Там налей ты крови новой;
Где разбиты были кости,
Там пусть сызнова срастутся.
Где растерзанное мясо,
Там свяжи его покрепче,
Положи его на место,
Где оно лежало прежде:
К кости кость и мясо к мясу,
Прикрепи ты члены к членам!"
Собирает мать сыночка,
Мужа, славного героя,
Чтоб он зажил, как и прежде,
В том же виде, как и был он.
Вот и скреплены все жилы,
Крепко связаны концами;
Но ни звука не издал он,—
Говорить сынок не может.
Мать тогда слова такие
И такие речи молвит:
"Где теперь возьму я мази,
Где возьму медовых капель"
Чтобы слабого помазать,
Чтоб несчастного поправить,
Чтоб он мог промолвить слово,
Чтоб уста открыл для песен?
Птичка меда, божья пчелка,
Ты, лесных цветов царица!
Принеси пойди ты меду,
Принеси ты сот медовых
К нам из Метсолы душистой,
Тапиолы благовонной,
Взяв из чашечек цветочных,
Из травинок ароматных,
Чтоб могла унять я боли,
Утолить страданья сына!"
Пчёлка, быстренькая птичка,
Полетела, запорхала,
К Метсоле спешит душистой,
К Тапиоле благовонной.
На лугах сосет цветочки,
Языком медок сварила
Из концов цветочков этих,
Из ста злаков, там цветущих,
И, жужжа, летит обратно,
Прилетает быстро с шумом;
Крылья, полны сладким медом,
Соты сладкие на перьях.
Лемминкяйнена старушка
Принимает мазь от пчелки,
Лечит мазью горемыку",
Неудачника врачует.
Все же мазь не помогает,
Сын не может молвить слова.
Мать тогда у пчёлки просит:
"Пчелка, милая ты птичка!
Ты лети в другие страны,-
За девятое за море,
Опустись на остров в море,
На медовые поляны,
К Тури в новый дом лети ты,
К Палвойнену в дом без кровли!
Там медок есть благодатный,
Чудодейственные мази
Жилы накрепко скрепляют,
Все другие члены лечат.
Принеси мне этой мази,
Принеси мне средств целебных,
Чтоб беду поправить эту
И несчастье уничтожить!"
Пчелка, легкий человечек,
Вновь обратно упорхнула,
За девятым морем мчится,
Пол десятого промчалась.
День летит, летит другой день
Так летит она и третий,
В камышах не отдыхая,
Не садяся на листочки,
Мчится к острову на море,
На медовые поляны,
К водопаду огневому
И к святой речной пучине.
Там был мед уже готовый,
Приготовленные мази
В малых глиняных сосудах
И в котлах прекрасных этих.
Все длиною только в палец,
Шириною в кончик пальца.
Пчелка, быстрый человечек,
Собрала прилежно мази.
Мало времени проходит,
Протекло одно мгновенье:
Уж летит, жужжа, обратно
И спешит, как только может,
Семь на спинке чашек держит;
Шесть приносит чашек в лапках,
Все полны хорошей мазью
И целебным сильным средством.
Лемминкяйнена старушка
Мажет сына этой мазью;
Девять мазей приложила,
Восемь разных средств целебных;
Не приносят средства пользы,
Ничего не могут сделать.
Мать тогда слова такие
И такие речи молвит:
"Пчелка, воздуха летунья!
В третий раз уж полети ты
На небесные высоты,
За девятое за небо!
Там найдешь ты много меду,
Сыщешь меду сколько хочешь:
Только бог — его хозяин,
Только сам употребляет,
Им детей своих он мажет
От недобрых сил болезни.
Обмакни в медок ты крылья,
Перья легонькие в сладость,
Соты вынеси на крыльях,
Принеси на спинке меду,
Чтоб утихли эти боли,
Уничтожилось страданье!"
Пчелка, умненькая птичка,
Говорит слова такие:
"Как же мне туда добраться,
Я ведь слабый человечек!" —
"Полетишь отсюда славно,
Зажужжишь вверху прекрасно:
Выше месяца под солнцем,
Между дивных звезд небесных.
В первый день там пролетая,
Ты виски луны заденешь,
На другой день подлетишь ты
Под Медведицы лопатку,
А на третий вознесешься
Над спиною семизвездья.
Тут уж не долга дорога,
Путь останется не долог
И до божьего сиденья,
До убежища святого".
Поднялась на воздух пчелка,
Поднялась на крыльях с дерна;
Опахалом нежным машет,
Вверх летит на быстрых крыльях.
Над двором луны взлетает,
Край затронула у солнца
И Медведицы лопатку,
Семи звезд задела спину,
Полетела в погреб к богу,
К всемогущему в чуланы.
Там, готовилося средство,
Там вываривались мази,
Там в серебряных кувшинах,
В золотых котлах богатых
Посредине мед варился,
По бокам помягче мази;
Мед готовился на солнце,
По ночам варились мази.
Пчелка, воздуха летунья,
Много меду набирает,
Также сот как можно больше.
Мало времени проходит:
Уж жужжит она обратно,
Уж назад слетает с шумом;
Сто рожков приносит в лапках,
Тысячу сосудов разных,
Полных медом и водою,
Полных мазей чудодейных.
Лемминкяйнена старушка
В рот берет поспешно мази,
На язык берет отведать,
Оценить желает строго:
"Это мазь, какой ждала я;
Вот таинственное средство;
Им сам бог великий мажет,
Утоляет боль создатель".
Мазью сына натирает
Несчастливца ею лечит:
Мажет кости по расщепам,
Члены мажет по разрезам,
Мажет сверху, мажет снизу,
Мажет также в середине.
Говорит слова такие
И такие речи молвит:
"Пробудись от сна, сыночек,
Ты оставь свою дремоту
В этом месте бед ужасных,
В этом тяжком положенье!"

Скрытый текст: Показать
Сын от сна освободился,
Пробудился от дремоты.
Мог теперь сказать он слово
Языком он так промолвил:
"Долго ж спал я на свободе,
Продремал, ленивый, долго!
Ну, и выспался ж чудесно
Погруженный в сон глубокий".
Лемминкяйнена старушка
Говорит слова такие:
"Ты проспал бы много больше,
Пролежал бы ты и дольше
Здесь без матери, несчастный,—
Без меня, тебя носившей.
Но скажи, сынок мой бедный,
Дай из уст твоих услышать:
Кем ты в царство Маны послан,
В реку Туонелы опущен?"
Молвил юный Лемминкяйнен,
Так он матери ответил:
"Пастушишка в мокрой шапке,
Дед слепой страны дремотной
В Маналу меня отправил,
В реку Туонелы столкнул он.
Из воды змею он вынул,
Из волны гадюку поднял
И усталого пронзил он;
Я не знал, что с раной сделать,
Как лечить укус гадюки,
Как сказать от змей заклятье".
Лемминкяйнена мать молвит:
"Ох ты, муж недальновидный!
Шел ты против чародеев,
Ты хотел заклясть лапландцев,
А не ведал язв змеиных,
Укушенья злой гадюки!
От воды змеи начало;
Родилась она в потоке
Из мозгов хороших утки,
Из мозгов приморской чайки,
От слюны презлой Сюэтар,
Что бросала слюни в воду;
Волны слюни растянули,
Осветило солнце слюни;
На воде качал их ветер.
Колыхало дуновенье,—
Погнало с воды на берег
И отбросило прибоем".
Вот качает мать сыночка,
Лемминкяйнена усердно,
Возвращает к прежней жизни,
Чтоб он стал таким, как прежде,
Чтоб он лучше стал, чем прежде,
И еще красивей стал бы.
И тогда спросила сына,
Что еще сыночку надо?
Отвечает Лемминкяйнен:
"Мне еще бы много надо:
Там живет мое сердечко,
Там мои хранятся думы,
Среди Похъёлы красоток,
У прекраснокудрой девы.
Слушать старая не хочет,
Не отдаст она мне дочки,
Если лебедя речного,
Если птицу не поймаю
В черном Туонелы потоке,
Из святой речной пучины".
Лемминкяйнена старушка
Говорит слова такие:
"Пусть плывет тот лебедь с миром,
Пусть живут в покое утки
В черном Туонелы потоке,
В той святой речной пучине!
Ты иди к родным пределам
Вместе с матерью печальной!
Ты судьбу благодарил бы,
Восхвалил бы лучше бога,
Что послал благую помощь,
Что вернул тебе дыханье,
Что из Маналы он вывел,
Что из Туонелы вернул он.
Ничего б я не достигла,
Малой доли не свершила
Без божественной подмоги,
Без помощника благого".
Встал веселый Лемминкяйнен,
И пошел он прямо к дому
Вместе с матерью любимой,
Вместе с нею, престарелой.
Но оставлю здесь я Кауко,
Лемминкяйнена младого,
Изменю теченье песни,
Обращу слова напева
Я теперь к другим предметам,
Поведу другой дорогой.
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#113

Непрочитанное сообщение Дионис » 09 июн 2017, 00:40

Скрытый текст: Показать
Изображение
Изображение
Изображение
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#114

Непрочитанное сообщение Дионис » 13 июн 2017, 23:52

Кто как не мама ...
писал(а):Источник цитаты Мать все ищет, где исчез он,
Все боится, что пропал он;
Точно волк, бежит болотом,
Как медведь, в чащобе рыщет,
По воде плывет, как выдра,
Барсуком бежит по полю,
Точно еж, бежит по мысу
И по берегу, как заяц,
Камни в сторону бросает
И стволы деревьев валит,
Хворост в сторону швыряет,
Гать мостит через болота.


Интересна паралель с нашими (и не только) сказками, вопрошание безмолвных свидетелей, не стихий, а вполне рядовых и обыденных вещей из нашей жизни. метод дедукции?
писал(а):Источник цитаты У деревьев вопрошает
О своем пропавшем сыне.
И сосна ей так сказала,
Дуб ответил неохотно:
....
Ей встречается дорога;
У нее она спросила;
....
Шел над ней по небу месяц
И она ему взмолилась:
...
Солнце ей идет навстречу,
И она ему взмолилась:
"Богом созданное солнце,
Не видало ль ты сыночка,
Это яблочко златое,
Этот прутик серебристый?"
Солнце ведало про это,
И в ответ оно сказало:

Но тут все не только не знают, но и грубо отказывают и начинают жаловаться на свою долю.
И только Солнце помогает найти следы и слепит/усыпляет врагов.

А потом отступление от стандартов ... не какие то там живая и мёртвая вода, а птичка-пчёлка таскает ворованные лекарства, в том числе у верховного Бога.

И далее опять наставления, что прежде чем делать что то, нужно узнать в теории из чего оно состоит и какими свойствами обладает. Без это го - быть беде.
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#115

Непрочитанное сообщение Дионис » 20 июн 2017, 20:51

Краткий пересказ руны пятнадцатой:

Скрытый текст: Показать
1. Из щетки, оставленной дома Лемминкяйненом, начинает сочиться кровь; мать угадывает о погибели сына. Она торопится в Похъёлу и спрашивает у хозяйки Похъёлы, куда та дела Лемминкяйнена.
2. Хозяйка Похъёлы признается ей, какое поручение дала Лемминкяйнену, а солнце открывает ей место, где находится погибший Лемминкяйнен.
3. Мать Лемминкяйнена с длинными граблями в руках отправляется к водопаду Туони, разгребает воду, пока не находит всех частей тела своего сына, соединяет эти части и при помощи заклинания и мазей возвращает Лемминкяйнена к жизни.
4. Придя в сознание, Лемминкяйнен рассказывает, как он был убит на реке Туони, и возвращается с матерью домой.


Руна шестнадцатая

Скрытый текст: Показать
Старый, верный Вяйнямёйнен,
Вековечный прорицатель,
Лодку вытесать задумал.
Хлопотал он сделать шлюпку
На мысочке, скрытом мглою,
На туманном островочке:
Только не было деревьев
И досок недоставало.
Кто же дерева достанет,
Кто стволы дубов доставит
Вяйнямёйнену для лодки,
Чтобы дно у лодки сделать?
Это Сампса, мальчик малый,
Пеллервойнен, сын поляны.
Он найдет ему деревьев,
Он стволы дубов доставит
Вяйнямёйнену для лодки,
Чтобы дно у лодки сделать.
Вот пошел он по дороге
На восточные поляны,
Подошел к горе, к другой он,
Подошел к горе и третьей:
Золотой топор он держит
С рукояткою из меди.
Тут осина повстречалась
Вышиною в три сажени.
Он хотел срубить осину,
Топором ее низринуть,
Но осина молвит слово,
Говорит ему поспешно:
"От меня чего ты хочешь,
Получить ты что желаешь?"
Молвит Сампса Пеллервойнен,
Отвечает он осине:
"Вот осина, что мне нужно,
Вот чего я здесь желаю:
Я ищу досок для лодки,
Для челна певцу деревьев".
Удивительно сказала
Стоветвистая осина:
"Потечет, утонет лодка,
Если будет из осины.
Пустотою ствол мой полон:
Ведь уж трижды в это лето
Червь протачивал мне сердце,
У корней моих ложился".
Слышит Сампса Пеллервойнен
И идет своей дорогой.
Он идет спокойным шагом
Прямо к северным полянам.
Встретил он сосну дорогой:
Вышиной сна в шесть сажен.
Топором сосну ударил.
Стукнул он сосну киркою,
Говорит слова такие:
"Будешь ли, сосна, пригодна
Вяйнямёйнену для лодки,
Будешь ли хорошим судном?"
И сосна так отвечает,
Громким голосом так молвит:
"Из меня челнок не выйдет,
Шестиреберная лодка.
Я испорчена давно уж:
Ведь ворона в это лето
Трижды каркала, лихая,
Каркала, на ветках сидя".
Слышит Сампса Пеллервойнен,
И пошел блуждать он дальше.
Он пошел спокойным шагом.
Вышел к области на юге:
Дуб дорогой повстречался,
Девять сажен дуб в обхвате.
Вопрошает он у дуба:
"Ты, мать-дерево, быть может,
Годно на постройку судна,
На помост военной лодки?"
Дуб разумно отвечает,
И в ответ он молвит слово:
"Дерева во мне довольно,
Чтобы, сделать киль у лодки.
Статен я, без недостатков,
Пустоты внутри не знаю:
Ведь уж трижды в это лето,
В самый жаркий промежуток,
В грудь ко мне сходило солнце
И сиял в вершине месяц,
На ветвях кукушка пела,
Наверху сидели птички".
Слышит Сампса Пеллервойнен
И топоре плеча снимает,
Ударяет он по дубу,
Лезвием он рубит острым,
Скоро дерево он сносит,
Стройный дуб на землю валит.
Отрубил его вершину,
Разрубает ствол древесный
И для дна полоски рубит:
Нарубил досок без счету
На челнок певцу прекрасный,
Вяйнямёйнену на лодку.
Старый, верный Вяйнямёйнен,
Вековечный прорицатель,
Строит лодку заклинаньем;
Он челнок вбивает пеньем
Из кусков большого дуба,
Из частей его древесных.
Песню спел — и дно готово,
Спел еще — бока построил.
Третью песню спел — и сделал
Все уключины для весел,
У крепил концы у ребер
И сплотил их сторонами.
Были сплочены уж ребра,
Были связаны друг с другом -
Трех словечек не хватило,
Чтоб устроить в лодке рейки,
Чтоб на киле брус окончить.
Чтоб скорее борт приделать.
Старый, верный Вяйнямёйнен,
Вековечный прорицатель,
Говорит слова такие:
"Вот настали дни несчастья!
Не спустить челна на море,
Новой лодочки на водных.
Он подумал и размыслил,
Где найти ему три слова,
Получить те заклинанья:
Не в мозгах ли у касаток,
Не в мозгах ли лебединых,
Не в гусиных ли лопатках?
Он пошел искать три слова.
Лебедей убил он кучу
И гусей большое стадо,
Много ласточек убил он,
Но найти не может слова,
Не нашел он и полслова.
Он подумал и размыслил:
Не найдете ль сто словечек
В зобе летнего оленя
Иль во рту у белой белки?
Он пошел искать три слова,
Он пошел ловить заклятья;
Перебил табун оленей,
Настрелял он кучу белок,
Много разных слов находит,
Но помочь они не могут.
Он подумал и размыслил: :
Сотню слов найду, наверно,
Я у Туонелы в жилище,
В царстве Маналы подземном".
Он пошел, чтоб взять три. слова
В царстве, Маналы подземном.
Шел он быстрыми шагами,
Шел неделю чрез кустарник,
Через заросли — другую,
Можжевельником шел третью;
Остров Маналы он видит,
Туонелы он холм заметил.
Старый, верный Вяйнямейнен
Громкие голосом воскликнул
Там у Туонелы потока,
Маналы у вод глубоких:
"Дочка Туони, дай мне лодку,
Дай паром мне, дочка Маны,
Чтобы реку перейти мне,
Чрез пролив туда добраться".
Туони дочка-невеличка,
Небольшая дева Маны,
На реке стирала платье
И белье там полоскала
Туонелы на черной речке,
Маналы у вод глубоких,
Говорит слова такие
И такие молвит речи:
Пригоню сюда я лодку,
Если скажешь ты причину,
По какой пришел к нам в царство,
Не похищенный болезнью,
Не убитый грозной смертью
И ничем не умерщвленный".
Старый, верный Вяйнямёйнен
Говорит слова такие:
"Туони сам меня доставил,
Притащил со света Мана".
Туони дочка-невеличка,
Небольшая дева Маны,
Говорит слова такие:
"Болтуна вот я и вижу!
Если бы доставил Туони,
Притащил со света Мана,
Туони сам тебя принес бы,
Сам тебя тащил бы Мана.
Туони дал тебе бы шапку,
Дал бы Мана рукавицы.
Молви правду, Вяйнямёйнен:
В Маналу зачем пришел ты?"
Старый, верный Вяйнямёйнен
Говорит слова такие:
"Привело меня железо,
Сталь к вам в Туонелу толкнула".
Туони дочка-невеличка,
Небольшая дочка Маны,
Говорит слова такие:
"Болтуна узнала скоро!
Привело б тебя железо,
Сталь бы в Туонелу толкнула,
То текла бы кровь по платью,
Шумно б красная струилась.
Молви правду, Вяйнямёйнен,
Хоть теперь ее скажи мне".
"В Маналу вода пригнала,
В Туонелу волна примчала".
Туони дочка-невеличка,
Небольшая дева Маны,
Говорит слова такие:
"Вот опять лгуна я слышу!
Коль вода пригнала к Мане,
К Туонеле волна примчала,
То текла б вода по платью,
По одежде бы струилась.
Ты скажи открыто правду:
В Маналу зачем пришел ты?"
Снова старец Вяйнямёйнен
Деве той солгать решился:
"Сам огонь меня доставил,
С ним я в Маналу спустился".
Туони дочка-невеличка,
Небольшая дева Маны,
Говорит слова такие:
"Ложь твою я вижу ясно:
Коль огонь привел бы к Мане,
Коль тебя пригнало пламя,
Спалены бы были кудри,
Борода бы опалилась.
О ты, старый Вяйнямёйнен;
Коль отсюда хочешь лодку,
Должен ты сказать всю правду,
Положить конец неправде:
В Маналу зачем пришел ты,
Не похищенный болезнью,
Не убитый грозной смертью
И ничем не умерщвленный?"
Молвил старый Вяйнямёйнен;
"Я солгал тебе немножко,
Не сказал тебе я правды.
Ну, теперь скажу наверно.
Я заклятьем сделал лодку,
Я челнок построил пеньем;
Пел я день и пел другой день,
Но на третий день сломал я
Санки дивного заклятья.
Я сломал полозья пенья,
В Маналу сюда спустился,
Чтобы взять себе буравчик,
Починить для песен санки,
Санки заново исправить.
Ну, теперь пошли мне лодку,
Твой паром пришли оттуда,
Чтоб я мог туда проехать,
Чрез пролив туда добраться!"
Дочка Туонелы бранится,
Дочка Маны разозлилась:
"О ты, глупый, сумасшедший,
Человек с рассудком слабым!
Без причины, без болезни
К Туони ты сюда спустился.
Шел бы лучше ты обратно,
Шел бы в собственную землю:
Многие сюда приходят,
Но немногие уходят.
Молвил старый Вяйнямейнен:
"Сомневаются пусть бабы,
А не муж, пусть самый слабый,
Не герой, пусть и поплоше!
Дочка Туонелы, дай лодку,
Дай паром мне, дочка Маны".
Дочка Маны едет в лодке,
Вяйнямёйнена седого
Чрез пролив переправляет,
Перевозит через реку,
Говорит слова такие:
"О ты, старый Вяйнямёйнен!
К Туони ты живой спустился,
Не умерший — в царство Маны!"
Вот и Туонелы хозяйка,
Старица жилища Маны,
Принесла, в сосуде пиво,
Держит кружку за две ручки„
Говорит слова такие:
«Выпей, старый Вяйнямёйнен!»
Старый, верный Вяйнямейнен
Осмотрел пивную кружку:
Там внутри кричат лягушки,
По краям лежат там черви.
Молвил он слова такие:
"Не затем сюда пришел я,
Чтоб у Маны пить из кружки,
Пить у Туони из сосуда.
Кто пьет пиво, тот пьянеет:
Кто пьянеет, часто гибнет".
Молвит Туонелы хозяйки:
"Слушай, старый Вяйнямейнен!
В Маналу зачем пришел ты,
В царство Маны, в царство мрака,
Прежде чем тебя позвал он,
Чем потребовал он, Мане?"
Молвит старый Вяйнямёйнен:
"Я себе там строил лодку,
Я челнок готовил новый;
Было нужно мне три слова,
Чтоб скрепить концы плотнее,
Чтоб покрыть корму у лодки.
Не нашел я трех словечек,
Не достал я их на свете.
Вот и в Туонелу собрался"
Вот и в Маналу пошел я,
Чтоб достать себе три слова,
Чтобы выучить заклятье".
Молвит Туонелы хозяйка,
Говорит слова такие:
"Туони слов тебе не скажет,
Мана мощью не наделит,
Ты отсюда уж не можешь
никогда в теченье жизни,
В дом родной к себе вернуться,
Выйти в собственную землю".
В сон героя погружает,
Отдыхать кладет пришельца"
На постели мягкой Туони.
Там лежит герой в дремоте,
В сон глубокий погруженный,
Лишь не спит одежда мужа.
Там была одна старуха
С острой челюстью отвислой,
Пряха ниток из железа,
Отливала нить из меди:
Сто сетей она напряла,
Сеток тысячи связала
Как-то ночью, теплым летом,
Где-то там, в воде на камне,'
В Туонеле один был старец,
У него три пальца было;
Из железа плел он сети,
Сети медные готовил:
Сто сетей наплел он, старый,
Сеток тысячу окончил
Той же ночью, теплым летом,
Там, в воде на том же камне.
Был там сын у Маны: пальцы -
Это крючья из железа;
Сто сетей он расставляет
В черном Туонелы проливе,
Поперек и вдоль их ставит,
Ставит наискось те сети,
Чтоб не вышел Вяйнямёйнен,
Чтоб не выскользнул друг моря
Никогда в теченье жизни
И пока сияет месяц
Из жилищ подземных Туони,
Из селений Маны мрачных.
Старый, верный Вяйнямёйнен
Говорит слова такие:
"Не пришла ль ко мне погибель,
Не обрушились ли беды
Здесь, в жилищах Туони черных,
В этом мрачном царстве Маны?"
Быстро облик свой меняет,
В новом облике явился:
Черный, он стремится в море,
Как камыш, идет в трясину.
Он ползет, как червь железный,
И скользит змеею черной
Через Туонелы потоки,
Через сто сетей у Маны.
Туони сын тут поднял пальцы,
Эти крючья из железа,
Вышел в утреннее время,
Посмотреть пошел он сети.
Там нашел форелей сотню,
Рыбок тысячу помельче,
Не нашел он только Вяйнё,
Не нашел он друга моря.
Старый, верный Вяйнямёйнен
Тут из Туонелы выходит,
Говорит слова такие
И такие речи молвит:
"Никогда, о бог мой добрый,
Никому не дозволяй ты
Своевольно быть у Маны,
К Туони в царство опускаться.
Многие туда приходят,
Но немногие уходят
Из жилищ подземных Туони,
Из селений Маны мрачной".
Дальше так он молвил слово,
Так сказал он молодежи,
Что теперь лишь подрастает,
Молодому поколенью:
"Никогда, сыны земные,
Никогда в теченье жизни
Не обидьте невиновных,
Зла не делайте невинным,
Чтоб не видеть вам возмездья
В сумрачных жилищах Туони!
Там одним виновным место,
Там одним порочным ложе:
Под горячими камнями,
Под пылающим утесом
И под сотканным покровом
Из червей и змей подземных".
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#116

Непрочитанное сообщение Дионис » 23 июн 2017, 18:02

И вот опять, в игровой форме (в тексте сказки) поясняется из чего и как стоит делать лодку. Какое дерево подходит для её строительства, а какое непригодно и почему.
И ниже поясняется что может привести к смерти и что нечего на том свете делать, раньше времени. Что бы ни стояло на кону, оно не стоит жизни и вечных мук адских.
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#117

Непрочитанное сообщение Дионис » 24 июн 2017, 23:04

Краткий пересказ руны шестнадцатой:
1. Вяйнямёйнен посылает Сампсу Пеллервойнена за деревом для лодки, заклинаниями делает из дерева лодку, но не находит для ее окончания трех слов.
2. Не найдя нигде слов, он отправляется в Туони, где его задерживают.
3. Вяйнямёйнен благодаря своему могуществу освобождается; вернувшись, предупреждает свой народ, чтобы никто не ходил в Туони по собственному желанию, и рассказывает, как тяжело и ужасно живут там люди, бывшие при жизни злыми.


Руна семнадцатая:

Скрытый текст: Показать
Старый, верный Вяйнямёйнен
Не принес три нужных слова,
В Туонеле их не добыл он
И в жилищах Маны мрачных.
Он своим умом раскинул,
Рассуждает сам с собою:
Где б найти три эти слова,
Где б добыть те заклинанья?
Шел пастух ему навстречу,
Говорит слова такие:
"Слов найти ты можешь сотню,
Песен тысячу узнаешь:
Випунен тебе их скажет,
Их найдешь в его утробе.
К Випунену есть дорога,
К тем местам идет тропинка.
Не из лучших та дорога,
Не совсем она из худших:
Часть пути пройти ты должен
По концам иголок женских;
А другую часть пройдешь ты
По концам мечей железных;
Третью часть пройти придется
По секирам заострённым".
Старый, верный Вяйнямёйнен
Поразмыслил о дороге,
К кузнецу пошел, к горнилу,
Говорит слова такие:
"0, кователь Ильмаринен,
Выкуй обувь мне из стали,
Сапоги сбей из железа
Да железную рубашку;
Сделай мне рычаг железный,
Из хорошей стали ворот,
Ты его из стали сделай,
Обтяни вокруг железом.
Я хочу достать три слова
И добыть себе заклятий:
Випунен их мне откроет,
Их в его найду утробе".
Тут кователь Ильмаринен
Говорит слова такие:
"Випунен давно уж умер,
Антеро давно скончался,
Уж силков давно не ставит
И сетей не расставляет.
У него ты не узнаешь,
Не найдешь ни полсловечка".
Старый, верный Вяйнямёйнен
Все ж уходит, как задумал.
В первый день проходит быстро
По концам иголок женских,
На другой с трудом проходит
По концам мечей героев
И идет, качаясь, в третий
По секирам заостренным.
Випунен, старик могучий,
Заклинатель-песнопевец,
Лежа врос в сырую землю
И с заклятьями, и с пеньем;
На плечах росла осина,
На висках росла береза,
С бороды свисали ивы,
И ольха на подбородке,
Изо лба тянулись ели,
Меж зубов качались сосны.
Вот подходит Вяйнямёйнен,
Меч железный обнажает.
Из ножон, из кожи тащит,
С пояса его снимает;
На плечах осину рубит,
На висках березу валит,
Ольхи валит с подбородка,
В бороде он рубит ивы,
Он со лба сбивает ели
И с зубов срубает сосны.
Кол железный он втыкает,
Випунену в рот огромный,
В отвратительные десны,
Чрез скрежещущую челюсть.
Говорит слова такие:
Встань, служитель человека,
Под землей лежащий праздно,
В сон глубокий погруженный!"
Випунен, певец заклятий,
Оставляет сон глубокий;
Он удар жестокий чует,
Ощущает он страданье:
Кол железный прикусил он,
Сверху мягкое железо;
Но прогрызть не может стали,
Прокусить нутро железа.
Старый, верный Вяйнямёйнен
На губе его споткнулся,
Поскользнулся незаметно
И скользит ногою левой
Випунену в рот огромный,
Между скул его костлявых.
Випунен, певец заклятий,
Открывает рот пошире,
Угол рта он расширяет,
Проглотил с мечом героя,
Пропускает через горло
Вяйнямёйнена седого.
Випунен, певец заклятий,
Говорит слова такие:
"Ел я многое на свете -
Я глотал козу с овцою
И нетельную корову,
Кабана глотал, бывало,
Но такого я ни разу
Не отведывал кусочка!"
Молвит старый Вяйнямейнен,
Говорит слова такие:
"Вижу я, пришло мне горе,
Разразилося несчастье
Надо мною в склепе Калмы,
В загородке злого Хийси".
Он подумал и размыслил:
Как тут быть и что же делать?
У него был нож па чреслах,
Из березы рукоятка:
Из нее челнок он сделал,
Лодку выстроил искусно
И поплыл на этой лодке,
По кишкам гребя повсюду,
Он гребет по всем проходам
И с трудом по закоулкам.
Випунен, певец заклятий,
Не был этим растревожен,
И тотчас же Вяйнямёйнен
Приготовился к кованью,
Начал он ковать железо:
Обратил рубашку в кузню,
Рукава мехами сделал,
Шубу сделал поддувалом,
Из штанов устроил трубы,
Из чулок отверстье печи,
Стал ковать он на колене,
Молотком рука служила.
Он ковал с ужасным шумом,
Колотил с ужасным стуком;
Напролет ковал он ночи,
Днем ковал, не прекращая,
Там, в желудке великана,
В животе у чародея.
Випунен, певец заклятий,
Говорит слова такие:
"Из каких мужей ты будешь,
Из числа каких героев?
Проглотил я сто героев,
Я до тысячи пожрал их,
Но не ел тебе подобных:
Мне до рта доходит уголь,
К языку мне жар подходит
Раскаленного железа!
Выходи оттуда, изверг,
Убегай скорей, мучитель,
Иль я к матери отправлюсь,
Все скажу твоей старухе!
Если матери скажу я,
Все открою ей, старухе,
Будет мать твоя печальна,
Тяжело старухе будет,
Что затеял сын дурное,
Очень плохо поступает.
Не могу никак понять я,
Не могу никак постигнуть:
Как ты в чреве оказался,
Как попал туда ты, изверг,
Чтоб кусать меня и мучить,
Пожирать и рвать ужасно.
Или ты — болезнь от бога,
Хворость, посланная вышним.
Или мне тебя наслали,
Причинили вред другие,
Иль пришел сюда за плату,
Поместился здесь за деньги?
Если ты — болезнь от бога,
Хворость, посланная вышним,
То себя творцу я вверю,
Воле вышнего отдамся;
Славных бог не оставляет,
Никогда не губит храбрых.
Если ж мне тебя наслали,
Причинили вред другие,
То найду твое начало,
Отыщу происхожденье.
Появилось наважденье
И несчастье от заклятий
Силой круга чародеев,
И певцов весьма искусных,
На седалище злых духов,
На полянах для гаданья,
На равнинах бога смерти,
Изнутри земли явилось.
Из жилищ мужей умерших,
Из домов людей погибших,.
Из распухшей вышло почвы,
Из земли, повсюду взрытой,
Из кремней, крутимых ветром,
Из песков, обильных шумом,
Из долин, идущих книзу,
Из болот, лишенных мох а,
Из волны, шумящей вечно,
На оград дубравы Хийси,
Из шести расщелин темных,
Из пяти ущелий горных,
С гор покатых, медью полных,
И с вершин, рудой богатых.
С многошумной серой ели
И с сосны, шумящей сильно,
Из дуплистых старых сосен,
Из гнилого леса елей,
Из дрянной норы лисицы,
Из лесных полян оленей,
Из скалистых нор медведей,
Из пещеры косолапых,
Похъёлы краев туманных,
Из большой страны лапландской,
Из дубрав, где нет побегов,
От равнин, не знавших плуга,
Да с больших полей сраженья,
Где мужи, сражаясь, бьются,
От травы, помятой сильно,
И от крови, что дымится,
С дальнего хребта морского,
С распростершейся равнины,
Из покрытой илом глуби,
Глуби тысячесаженной,
Из шипящего потока,
Из огнем кипящей бездны,
Из больших порогов Рутья,
Из стремнины водопада,
С половины задней неба,
С облаков далеких, тонких,
Со стези ветров весенних,
С места их отдохновенья.
Ты скажи, оттуда ль вышел,
Ты оттуда ли пробрался
В это сердце, что невинно,
В это чрево, что безгрешно,
Чтоб кусать и рвать нутро мне,
Пожирать, кромсать ужасно?
Выходи, собака Хийси,
Вылезай, собака Маны,
Выйди, чудище, из чрева,
Из моей печенки, изверг!
Ты не рви мою грудину,
Не тревожь мне селезенку,
Не тряси ты мой желудок,
Не повертывай ты легких,
Не просверливай пупок мой
И моих висков не трогай,
Ты не мучь хребта спинного,
Не раскалывай мне бедер!
Если я не муж, как должно,
Мужа я пошлю получше,
Чтоб прогнать беду оттуда,
Чтобы чудище извергнуть.
Жен земли я снизу кликну,
Позову полей хозяев,
Из земли мужей с мечами,
Из песков верхом героев -
Всех на помощь мне я кликну,
На подмогу мне, на пользу,
При моих страданьях тяжких,
При ужаснейших мученьях.
Если ж то тебе не страшно,
Если выйти не захочешь,
Призову я лес с мужами,
Можжевельник со слугами
И с народом лес еловый,
Озеро с детьми своими,
Сто героев, всех с мечами,
Тысячу мужей железных,
Чтобы дьявола извергнуть,
Раздавить болезнь лихую!
Если ж то тебе не страшно,
Если выйти не захочешь,
Ты, о мать воды, явися
Из волны в повязке синей,
Из потока в мягком платье,
В чистоте из тины выйди,
Мужу слабому защитой,
Мне, герою, исцеленьем,
Чтоб невинный пожран не был,
Чтоб живой не взят был смертью!
Если ж то тебе не страшно,
Если выйти не захочешь,
Дочь прекрасная творенья,
Ты, краса, златая дева,
Ты, древнейшая из женщин,
Ты, что мать была всех раньше,
Посмотри на эти боли,
Отврати мое несчастье,
Удали страданья эти
И мучителя извергни.
Если ж то тебе не страшно,
Если выйти не захочешь,
Укко, ты, что в высях неба,
Что сидишь средь туч гремящих,
Ты сойди, тебя прошу я,
Поспеши, я призываю,
Изгони мученье это,
Удали ты наважденье
Огненным мечом разящим
И клинком, дающим искры!
Вылезай отсюда, изверг,
Убегай скорей, мучитель!
Не твое жилище это,
Коль тебе нужна обитель,
Ты ищи другого места,
Обиталища подальше,
Близ хозяйского жилища,
У дверей твоей хозяйки!
Но когда туда дойдешь ты,
До конца пройдешь дорогу,
К отцу-матери поближе
И к родительскому стаду,
Дай им знак, что ты на месте,
Укажи им, что ты прибыл,
Застучи, как треск громовый,
Заблести, как блещет пламя!
На дворе ударь по двери,
Опусти с окошка доску,
Проскользни во внутрь жилища,
Мчи грозой в покои дома!
Ты за щиколотку крепко,
Ты за икры ухвати их -
Лишь покажется хозяин,
Лишь в дверях хозяйка станет,
У него глаза ты вырви,
У нее разбей ты череп,
Изогни им пальцы в крючья,
Головы согни обоим!
Если ж этого все мало,
Петухом лети наружу
И на двор лети цыпленком.
На навоз садись ты грудью!
Лошадей гони от ясель,
Скот рогатый от корыта,
Чтоб в навоз ушли рогами
И хвостом в земле увязли.
Вырви им глаза из впадин,
Шеи всем перешиби ты!
Если ж ты — болезнь от ветра.
Им навеяна, надута
Вместе с воздухом весенним,
Послана сюда морозом,
То иди дорогой ветра,
По пути ветров весенних,
Не садяся на деревья,
На ольхе не отдыхая,
Прямо на гору из меди,
К ней на верх, покрытый медью;
Чтоб качал тебя там ветер.
Обвевал тебя там воздух!
Если ж ты спустился с неба,
С облаков далеких, тонких,
Ты взойди опять на небо,
Поднимись опять на воздух
В облака, где много капель,
На мерцающие звезды,
Чтоб, как пламя, запылал ты,
Как огонь, чтоб загорелся
На большой дороге солнца,
На дворе луны округлом!
Если ж ты пришел с потоков,
Пригнан ты сюда водою,
Ты к воде и возвращайся,
Уходи опять в потоки,
К краю крепости укромной,
К водяной горы вершине,
Чтоб тебя качали волны
И потоки колыхали!
Если ж ты с поляны Калмы,
Из жилищ людей умерших,
Возвратись в места родные,
Опустись в обитель Калмы,
Вниз, в распухший дерн могильный
И в ископанную землю,
Где народы погрузились,
Где лежат большие толпы!
Если ж ты, глупец; явился
Из лесов дремучих Хийси,
Из углов еловой чащи,
Из жилищ сосновой рощи,
Прогоню тебя, чтоб жил ты
Средь лесов дремучих Хийси,
Средь жилищ сосновой рощи,
Средь углов еловой чащи,
До тех пор там оставайся,
Не сгниет покуда пол там,
Не покроет плесень стены,
Не падет на землю крыша.
Прогоню тебя, дрянного,
Вышлю чудище отсюда
В норы старого медведя,
В дом медведицы-старухи,
На болотистые долы,
На безгласные болота
И на зыбкие трясины,
На бурливые потоки,
На безрыбные озера,
В воду, где не плещет окунь.
Не найдешь и там ты места-
Прогоню тебя подальше,
В Похъёлу, страну тумана,
В область дальнюю лапландцев,
На поляны без побегов,
На невспаханную землю,
Где ни солнца, ни луны нет,
Нет совсем дневного света.
Там прожить тебе удобно,
Там летать тебе приятно:
Там висят на ветках лоси,
Благородные олени,
Чтобы голод муж насытил,
Утолил свое желанье.
Я гоню дрянного дальше,
Заклинаю, прогоняю
К тем порогам, что на Рутье,
На ревущую пучину,
Где потоки рвут деревья,
Ели с корнями срывают,
Со стволом большие сосны,
С головой зеленой ели.
Там поплавай, злой язычник,
В белой пене водопада,
Покрутись в волнах широких,
Поживи в потоках узких!
Если ж там не будет места,
Прогоню тебя оттуда
В реку Туонелы туманной,
В вечные потоки Маны,
Чтоб оттуда ты не вышел
Никогда в теченье жизни,
Коль не дам тебе свободы,
Коль тебя не отпущу я
За девять баранов жирных,
Все ягнят одной овечки,
За девять быков сильнейших,
Все телят одной коровы,
За девять коней прекрасных,
Жеребят одной кобылы.
Лошадей себе попросишь,
Для пути коней захочешь -
Лошадей в дорогу дам я,
Для пути коней доставлю:
Чудный конь живет у Хийси,
На горе он, красногривый,
Изрыгает пастью пламя,
У ноздрей концы пылают,
Все копыта — из железа,
Ноги сделаны из стали:
Может на горы он прыгать,
Может двигаться в долине,
Если сам седок искусен,
Если всадник полон силы.
Коль и этим недоволен,
Ты возьми у Хийси лыжи,
Из ольхи сапожки Лемпо,
Также палку злого мужа,
Чтоб попал в равнины Хийси,
Чтоб попал ты в рощу Лемпо,
Исчертил поляны Хийси,
Обошел всю землю Лемпо.
Встретишь там, в пути, каменья,
Расколи их на две части;
По пути ты встретишь ветки
Разломай их на кусочки;
По пути героя встретишь
Оттолкни его в сторонку.
Ну же, трогайся ты, лишний,
Убегай, дрянной, отсюда,
Прежде чем здесь день начнется,
Прежде чем заря займется,
Прежде чем взойдет здесь солнце,
Прежде чем петух здесь крикнет!
Уходить дрянному время,
Убегать пора дрянному,
Уходить при лунном свете,
Удаляться при сиянье.
Если ж, злой, не убежишь ты,
Не уйдешь, собака, скоро,
То возьму орлиный коготь,
Коготь жаждущего крови;
И возьму клещи для мяса,
Те зубцы, что носит ястреб,
Чтоб сдавить дрянного ими,
Чтобы с извергом покончить,
Голова чтоб не шумела
И душа не волновалась.
Ведь бежал же страшный Лемпо,
Милый матушкин сыночек,
Оттого, что бог помог мне,
Даровал творец мне помощь.
Ты, что матери не знаешь,
Тварь дрянная, убежишь ли,
Без хозяина собака,
Пес, что матери не знает,
Прежде чем упустишь время,
Чем окончит путь свой месяц?"
Старый, верный Вяйнямёйнен
Говорит слова такие:
"Хорошо мне здесь живется,
Мне приятно здесь остаться.
Вместо хлеба ем я печень,
Жир мне служит для обеда,
Славно легкие варятся,
Сало — пища недурная.
Эту кузницу поглубже
Посажу я в мясо сердца,
Молотком сильнее буду.
Колотить в местах опасных,
Чтобы ты в теченье жизни
От меня свободен не был,
Если слов я не услышу.
Не узнаю заклинаний,
Если тысячу заклятий
Не запомню здесь хороших.
Не должны слова скрываться,
Не должны таиться притчи.
Не должны зарыться в землю
И по смерти чародеев".
Випунен, певец заклятий,
Этот старец, полный силы,
На уста выносит песни,
Силой грудь переполняет,
Отпер ящик песнопений -
Отворил ларец заклятий,
Чтобы спеть получше песни,
Наилучших песен выбрать:
О вещей начале первом,
О вещей происхожденье.
Не поют теперь их дети,
Не поют их и герои -
Времена пришли плохие
Недород, и хлеба мало.
Пел вещей происхожденье,
По порядку все заклятья,
Как по божьему веленью,
Всемогущему приказу,
Сам собой распался воздух,
Из него вода явилась,
Из воды земля возникла,
Из земли пошли растенья.
Он пропел, как создан месяц,
Зажжено на небе солнце,
Как столбы ветров воздвиглись,
Как возникли в небе звезды.
Випунен, певец заклятий,
Много пел с большим уменьем!
Не слыхали, не видали
Никогда в теченье жизни
Никого, кто пел бы лучше,
Кто б сильнее знал заклятья.
Так уста слова и гонят,
Так язык и гонит речи,
Как рысистый жеребенок,
Как скакун, бегущий быстро.
День за днем поет он песни,
Он поет подряд все ночи;
И внимает пенью солнце,
Прекращает бег свой месяц,
Неподвижны в море волны,
Стали все валы в заливе,
Не текут потоки больше,
Замер бурный омут Рутьи,
Стихло Вуоксы волненье,
Иордан остановился.
Старый, верный Вяйнямёйнен,
Как напевы эти понял,
Как наслушался их вдосталь,
Как набрал хороших притчей
Порешил скорее выйти
У чудовища из чрева,
Изо рта у великана,
Из груди у чародея.
Молвил старый Вяйнямёйнен:
0 ты, Випунен! Открой-ка,
Отвори свой рот пошире,
Уст твоих углы побольше,
Чтоб из чрева мог я выйти
И на родину вернуться!"
Випунен, певец заклятий,
Говорит слова такие:
"Пожирал я в жизни много,
Проглотил я много тысяч;
Никогда не ел такого,
Как ты, старый Вяйнямёйнен!
Ты, хитер, сюда забрался
Все же лучше, коль уйдешь ты".
Славный Випунен зевает,
Быстро челюсти раздвинул,
Открывает рот пошире
И углы у рта побольше.
Старый, верный Вяйнямёйнен
У него из чрева вышел,
Из утробы великана,
Из нутра у чародея;
Изо рта скользит поспешно,
Выскользает на поляны,
Словно белка золотая,
Златошерстая куница.
Он пошел дорогой дальше,
К кузнецу пришел, к горнилу.
И промолвил Ильмаринен:
"Что ж, узнал ли ты три слова,
Получил ли изреченья,
Чтоб края построить лодки,
Чтоб связать корму покрепче,
Чтоб борты сплотить сильнее?"
Старый, верный Вяйнямёйнен
Так в ответ ему промолвил:
"Ста словам я научился,
Тысячу узнал заклятий,
Вынес скрытые заклятья
И слова из тайной глуби".
К челноку уходит старец,
К месту, где работал мудро;
Скоро лодочку окончил,
По краям связал каемки;
Он корму связал покрепче
И борты сплотил сильнее:
Был готов челнок без стройки,
Лодка выросла без щепок.
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#118

Непрочитанное сообщение Дионис » 24 июн 2017, 23:16

Изображение
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
Дионис
Автор темы
Сообщения: 21732
Зарегистрирован: 15 сен 2013, 16:04
Пол: мужской
Езжу на: двустоповый опорно-двигательный аппарат
Благодарил (а): 8733 раза
Поблагодарили: 1386 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#119

Непрочитанное сообщение Дионис » 27 июн 2017, 15:28

Что то мне эта гигантская голова напоминает. Да и кавардак во чреве тоже не нов мне )).
И тем не менее - прежде чем что то делать - поиск основы основ. Первоисточника законов которыми управляется мироздание. А не тупое подражательство.
У меня нет принципов — приспособляемость ко всему вот мой принцип.
У меня нет закона — самосохранение мой закон.
У меня нет ни жизни, ни смерти — вечность для меня жизнь и смерть.

Аватара пользователя
petrovna
Пиццмейкер
Сообщения: 8182
Зарегистрирован: 31 янв 2011, 12:55
Пол: женский
Благодарил (а): 1944 раза
Поблагодарили: 1479 раз
Контактная информация:

Калевала (относительно новая сказка "О главном")

#120

Непрочитанное сообщение petrovna » 27 июн 2017, 21:22

Какой ужас. :shock:
Этими сказками только детей пугать.


Вернуться в «Отношения и знакомства в Новочеркасске»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость