Газета «Новочеркасские ведомости»

Первый выборный атаман – трагедия и смерть

Выпуск от 3 февраля 2016

В 14.30, 29 января 1918 года, Алексей Максимович молча прошел через свой кабинет в соседний, где жил и работал его старший брат, спокойно лег на его солдатскую узенькую койку, снял Георгиевский крест, вынул револьвер марки «Кольт» и застрелился.

На Большом Казачьем Кругу 17 июня 1917 года открывшемся в помещении летнего театра в Александровском саду, впервые со времен Петра I, своей, а не царской волей, избрали из двадцати кандидатур донского атамана в лице боевого генерала Алексея Максимовича Каледина. Товарищем (первым заместителем) атамана в тот же день был выбран казачий идеолог Митрофан Богаевский. Вместе они составляли интересную пару – молчаливый Каледин и красноречивый, прозванный за это казаками «донским златоустом», Богаевский.

На следующий день на Соборной площади под присмотром бронзового Ермака состоялся парад войск в честь впервые выбранного за долгие годы донского атамана. Очевидцы вспоминали: «На кругу атаман выслушал приветствие старообрядца-начетника Кудинова и, благодаря за ласковое слово,  подал ему руку. Тот ответил ему рукопожатием и вдруг, наклонившись, поцеловал руку атамана. Генерал А.М. Каледин наклонился тоже и в свою очередь поцеловал руку Кудинову. Круг разразился бурной овацией своему атаману».  Старый казак спросил: «Не предашь?» Генерал Каледин , помолчав, твердо ответил: «Себя не предам».

На Дону установилось атаманское правление. А.М. Каледин – боевой генерал, мало говорил и много работал. В своей первой после избрания речи Алексей Максимович заявил: «В течение последнего месяца, беседуя со многими лицами, я слышал ото всех одно пожелание: чтобы поскорее были созданы условия для спокойной жизни, чтобы труд всех и каждого приносил бы пользу всей стране, чтобы свобода личности была действительно, а не только на бумаге, ограждена от всяких посягательств. Этим вопросом придется заняться в первую очередь».

После Октябрьской революции А.М. Каледин, зная настроения уставшего от войны казачества, пытался проводить политику нейтралитета и не вступать в открытую вооруженную борьбу с Советской властью.  Но нейтралитет закончился вместе с требованием атамана Каледина арестовать за неподчинение его распоряжениям военно-революционный комитет, созданный в Ростове-на-Дону.  Рабочие Ростова с оружием в руках выступили на защиты ВРК. В такой ситуации, когда казаки неоднократно заявляли, что не станут выступать в роли карателей, надеяться Каледину приходилось только на добровольцев. И, действительно, в подавлении рабочего восстания в декабре 1917 года приняли участие только некоторые офицеры зарождающейся Добровольческой армии и юнкера Новочеркасского юнкерского училища. Общие потери с обеих сторон составили около 400 человек, среди которых - и совсем молоденькие новочеркасские юнкера.

Нейтралитет был нарушен. Дон забурлил.  Красная гвардия наступала.

28 января по приказу Алексея Максимовича летчики разбрасывали над станицами и хуторами последний призыв атамана.

«Граждане казаки! Среди постигшей Дон разрухи, гро­зящей гибелью казачеству, я, ваш Войсковой атаман, обращаюсь к вам с призывом, быть может, последним.

Вам должно быть известно, что на Дон идут войска красногвардейцев, наемных солдат, латышей и пленных немцев, направляемые правительством Ленина и Троцкого.

Войска их продвигаются к Таганрогу, где подняли мятеж рабочие, руководимые большевиками. Такие же части противников угрожают станице Каменской и станицам Зверево и Лихая. Наши казачьи полки, расположенные в Донецком округе, подняли мятеж и, в союзе с вторгнувшимися в Донецкий округ бандами красной гвардии и солдатами, сделали нападение на отряд полковника Чернецова, направленный против красногвардейцев, и частью его уничтожили, после чего большинство полков, участников этого гнусного и подлого дела, рассеялись по хуторам, бросив свою артиллерию и разграбив полковые денежные суммы, лошадей и имущество.

В Усть-Медведицком округе вернувшиеся с фронта полки, в союзе с бандами красногвардейцев из Царицына, произвели полный разгром на линии железной дороги Царицын-Себряково, прекратив совершенно всякую возможность снабжения хлебом и продовольствием Хоперский и Усть-Медведицкий округа.

В слободе Михайловке при ст. Себряково, произведено избиение офицеров и администрации, причем погибло до 80 одних офицеров.

Развал строевых частей достиг последнего предела и, например, в некоторых полках Донецкого округа удостоверены факты продажи казаками своих офицеров большевикам за денежное вознаграждение.

Большинство из остатков уцелевших полевых частей отказываются выполнять боевые приказы по защите Донского края.

В таких обстоятельствах до завершения начатого переформирования полков, с уменьшением их числа, и оставлением на службе только четырех младших возрастов, Войсковое правительство, в силу необходимости, выполняя свой долг пред родным краем, принуждено было прибегнуть к формированию добровольческих казачьих частей и, кроме того, принять предложение других частей населения области, главным образом учащейся молодежи, об образовании партизанских отрядов.

Усилиями этих последних частей и, главным образом, доблестной молодежи, беззаветно отдающей свою жизнь в борьбе с анархией и бандами большевиков, и поддерживается в настоящее время защита Дона, а также порядок в городах и на железных дорогах.

Ростов прикрывается частями особой добровольческой организации. Поставленная себе Войсковым правительством задача - довести управление областью до созыва и работы 4 февраля войскового Круга и съезда неказачьего населения - выполняется указанными силами, но их - незначительное число, и положение станет чрезвычайно опасным, если казаки не придут немедленно в состав добровольческих частей, формируемых Войсковым правительством.

Время не ждет, опасность близка! И если вам, казакам, дорога самостоятельность вашего управления и устройства, если вы не желаете видеть Новочеркасск в руках пришлых банд большевиков и их казачьих приспешников, изменников долгу пред Доном, то спешите на поддержку Войсковому правительству.

Посылайте казаков-добровольцев в отряды.

В этом призыве у меня нет петличных целей, ибо для меня атаманство - только тяжкий долг, и остаюсь я на посту по глубокому убеждению необходимости сдать пост при настоящих обстоятельствах только пред Кругом».

Как вспоминает товарищ атамана Митрофан Богаевский: «Пасмурный день с ветром и холодным дождем нагонял тоску, сумрачно было в кабинете А.М., подавлен и уныл был он сам. Поздоровавшись, передал телеграммы, из которых было ясно, что дела наши совсем невеселы: почти все окружные станицы в руках большевиков, частей нет, Добровольческая армия собирается уйти с Дона, формирования дружин идут очень вяло.

А.М., познакомивши меня с положением дел, потребовал немедленно созвать Объединенное правительство. А.М. сказал мне, что его план сводится к следующему: ввиду полной невозможности за отсутствием людей защищать Дон, - сложить свои полномочия и принять меры к тому, чтобы власть перешла в руки какой-либо общественной организации, которая могла бы вступить в переговоры с большевиками, сохранить в городе порядок и не допустить до кровавых расправ.

Когда собрались члены правительства, А.М., стоя за своим письменным столом, прочитал телеграммы, кратко познакомил с положением на «фронтах» и по области, а затем почти буквально сказал: «Положение наше безнадежное. Население не только нас не поддерживает, но настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, и сопротивление бесполезно. Я не хочу лишних жертв, лишнего кровопролития, предлагаю сложить свои полномочия и передать власть в другие руки. Свои полномочия Войскового атамана я с себя слагаю».

Никто из членов Объединенного Правительства не возражал против такой постановки вопроса и такого решения: в тот момент мы все были убеждены, что, имея за собой около 150 штыков, которые держали в своих руках, главным образом, дети-гимназисты, - сопротивляться - значит проливать много крови, вызывать жестокую расправу.

После некоторых переговоров было решено, что в четыре часа дня в городской думе устроят совместное заседание для выработки дальнейшего плана действий. Когда обмен мнений по поводу организации новой власти несколько затянулся и принял неясные формы, A.M. настойчиво просил говорить короче и, выходя в другую комнату, с горечью бросил фразу, что от болтовни и Россия погибла.

Около половины третьего стали расходиться члены Войскового правительства. Во дворце становилось тихо и жутко. Я несколько раз хотел подойти к AM. и попрощаться с ним, как с бывшим Атаманом, но каждый раз что-нибудь мешало. Я спустился вниз, в свою квартиру, но уже через несколько минут был вызван криком войскового есаула Г.П. Янова: «Алексей Максимович застрелился...»

Выстрела, благодаря коврам на полу, слышно не было, но, как свидетельствует  Богаевский, в комнату очень скоро вошли Мария Петровна и денщик Каледина. Крик Марии Петровны заставил чуть живого Алексея Максимовича повернуть голову и слегка приоткрыть глаза – жизнь в них угасала.

Алексей Максимович Каледин, не в силах защитить Дон и понимая неизбежность расправы над ним большевиков, ушел из жизни, совершив самоубийство, сохранившее его от рук палачей.

Тело атамана отпевали в домовой церкви Атаманского дворца. Затем его перенесли в Войсковой кафедральный собор, где его тело пролежало еще сутки в металлическом гробу.

В полдень 2 февраля похоронная процессия потянулась на кладбище, гроб везли на лафете, за ним шло много народу.  Захоронен Алексей Максимович Каледин у стен Свято-Дмитриевского храма на городском кладбище Новочеркасска.

Через две недели после гибели атамана в Новочеркасск вошли красногвардейцы и казаки войскового старшины Н.М. Голубова. Был расстрелян выбранный казаками новый атаман  А.М. Назаров. А могила Каледина по некоторым сведениям была разрыта с целью убедиться, что генерал действительно мертв. После победы советской власти имя Каледина запрещено было упоминать, а могила атамана исчезла. Было много попыток отыскать могилу атамана, но успеха они не имели.

В память об Алексее Максимовиче создана мемориальная комната в Атаманском дворце, который теперь является музеем.

Екатерина Гонзалес

Статьи выкладываются в ознакомительном формате.

Желающие получать полную версию газеты в электронном виде в формате PDF могут направить запрос по адресу электронной почты: nved@novoch.ru и им будут высланы реквизиты для оплаты. Стоимость подписки на полгода 150 рублей. 

Комментарии