При атамане Хомутове

Выпуск от 19 марта 2013

ПЕРВЫЙ ИЗ НЕКАЗАКОВ

Уже знакомый нам по рассказу о М.Ю. Лермонтове генерал Хомутов М.Г. через семь лет после гибели поэта был высочайше назначен атаманом войска Донского. Случилось это в памятном донцам 1848 году. Но запомнился этот год донским казакам не какими-то знаменательными событиями, а событиями трагическими. А именно эпидемией холеры, которая заметно опустошила находившиеся на почтовом тракте город Новочеркасск и станицу Аксайскую, в которые её завезли из Закавказья проезжие. Отсюда холера и распространилась в отдалённые от почтового тракта места Земли войска Донского. Холерой заразился тогда даже донской атаман Власов, совершавший поездку по северо-восточным станицам Дона: он скоропостижно умер в станице Усть-Медведицкой, где и был похоронен.

Назначенный на атаманский пост генерал Хомутов стал первым донским атаманом неказачьего происхождения. Но на территории казачьего Дона и на его главном (а в то время - ещё и на единственном, так как Ростов, Азов и Таганрог в то время входили в состав Екатеринославской губернии) городе Новочеркасске это обстоятельство не сказалось негативно, так как до этого времени генерал Хомутов довольно продолжительное время (а именно – 8 лет) был начальником штаба Донского казачьего войска. Пребывая на этом посту, Михаил Григорьевич изучил не только военную организацию войска, но и его гражданскую составляющую. Поэтому со временем он стал большим знатоком сильных и слабых сторон не только военного, но и гражданского устройства войска Донского.

Высочайшим рескриптом, данным на имя М.Г. Хомутова 3 июля 1848 года, он был назначен исполняющим обязанности наказного атамана войска Донского. А через несколько месяцев генерал Хомутов был утверждён на этой должности. Произведённый 26 ноября 1852 года в генералы от кавалерии, а 6 декабря 1854 года - в генерал-адъютанты, Хомутов оставался в занимаемой им должности до 1862 года, когда последовало его назначение членом Государственного совета с увольнением от должности наказного атамана.

В течение 23-х лет, проведённых М.Г. Хомутовым на Дону, он был последовательно награждён несколькими высокими государственными наградами (орденами) – от средних по статусу (невысокие по статусу ордена он получил ещё в молодости) до высших. А при назначении генерала Хомутова 27 августа 1862 года в Государственный совет он получил высшую награду Российской империи - орден святого Андрея Первозванного.

АТАМАН-РЕФОРМАТОР

Будучи донским атаманом, генерал Хомутов сделал очень многое для экономической (и особенно – «для умственной») жизни казачьего края и населявшего его народа. По его ходатайству денежное содержание донских казачьих офицеров было уравнено с содержанием офицеров легкой регулярной кавалерии (то есть офицеров уланских и гусарских полков). Атаман Хомутов своей властью значительно расширил курс преподававшихся в Новочеркасской войсковой гимназии наук и уравнял её в правах с губернскими гимназиями. В бытность генерала Хомутова атаманом войска Донского при войсковой гимназии было учреждено также особое отделение восточных языков, где готовили военных переводчиков для казачьих частей, задействованных в длившейся к тому времени уже около полувека Кавказской войне.

Донской атаман М.Г. Хомутов открыл также гимназию в крупнейшей на Дону станице Усть-Медведицкой, что было большим шагом в распространении просвещения на уровне среднего образования в отдалённых северо-восточных землях войска Донского. А в Новочеркасске при нём были открыты как областная Мариинская женская гимназия, так и Донской Мариинский институт благородных девиц. На Дону атаман Хомутов основал также большое число мужских и женских станичных училищ, дававших казачатам начальное образование.

При атамане Хомутове на Дону были улучшены пути сообщения на большой территории Земли войска Донского. Были сооружены мосты на малых реках, а на Дону и его притоках были налажены бесперебойно действовавшие переправы. Большим достижением было сооружение в период атаманства генерала Хомутова (в 1847-1855 гг.) каменной Аксайско-Ольгинской дамбы длиной более чем в 8 верст. Это позволило всем частным лицам и казённым курьерам в периоды половодья, переправившись через русло Дона на пароме либо на барках, безостановочно продолжить свой путь через залитое полой водой придонское займище по возвышавшейся над водами донского разлива дамбе, замощённой камнем. При этом отпадала необходимость дожидаться не только спада воды, но и полного просыхания почвы поймы. А заканчивал строительство этого столь необходимого и грандиозного в тот период сооружения в 1855 году штабс-капитан князь Мухранский.
В 1860 году, ещё в бытность донским атаманом М.Г. Хомутова, в Новочеркасске уже появилась первая на Дону телеграфная станция. Есть предположения, что первоначально она размещалась в одном из крыльев гостиного двора, а затем была перемещена в здание почтовой конторы, что на пересечении нынешней улицы Пушкинской с Платовским проспектом. Новаторской, не имевшей аналогов, была также постройка через 2-3 года после создания телеграфной станции первой на донской земле железной дороги.

В 1863-1864 годах (то есть ровно 150 лет назад) шло строительство этой первой на донской земле железнодорожной ветки, по которой должны были транспортировать (от Грушевских каменноугольных копей до Аксайской пристани на реке Дон) начавший добываться в промышленных объёмах антрацит. Атаман Хомутов содействовал этому прогрессивному предприятию ещё до начала фактического строительства железной дороги. Хотя жители новочеркасских окраин и противились её строительству под тем предлогом, что железнодорожная насыпь будет препятствовать выгону имевшегося у них скота на луга Аксайско-Тузловской поймы. Противостояние между строителями железной дороги и жителями города продолжалось до тех пор, пока не был найден компромисс, заключавшийся в сооружении проходов и проездов под железнодорожным полотном.

АТАМАН-ЛИДЕР

Но самое большое число построек при атамане Хомутове было возведено всё же в Новочеркасске. При нём здесь соорудили несколько приходских церквей и новый временный деревянный собор. И хотя решение о строительстве нового временного деревянного собора взамен обветшавшего старого принималось войсковой канцелярией ещё при атамане Власове, воплощалось это решение в жизнь уже при атамане Хомутове.

Как мы уже знаем, гостивший в 1840 году у генерала Хомутова три дня поручик Лермонтов ежевечерне посещал театр. Помещения театра располагались в тот период во дворе Дворянского собрания (угловое здание в месте соединения Платовского проспекта с Соборной площадью), здание которого тогда ещё строилось (предположительно – по проекту архитектора А.А. Кампиони). Но в декабре того же года его строительство было завершено. И новопостроенное здание дворянского собрания тут же ожило: в нём стали устраивать спектакли и концерты, проводить балы, на которые собиралась городская знать. Пока казачья молодёжь и господа с дамами среднего возраста вальсировали и плавно передвигались во время исполнения вальсов и полонезов, мчались во время исполнения мазурки и отплясывали краковяк, люди старшего поколения были заняты более спокойными развлечениями. Как правило, мужчины играли в карты, а женщины вели великосветские беседы, обсуждая новые наряды и аксессуары присутствовавших здесь дам.

Нет сомнения в том, что бывал в новопостроенном здании Дворянского собрания и генерал Хомутов. Возможно, что во время проведения балов он не только участвовал в них, но и, как человек высшего общества, не раз бывавший на великосветских балах в имперской столице, даже подавал пример донским офицерам и генералам в обращении с дамами и в исполнении бальных танцев. Как-никак, был Хомутов хоть и бывшим, но всё же гусарским офицером; к тому же офицером не армейским, а гвардейским - командиром лейб-гвардии Гусарского полка!

Когда в 1858 году на стыке улицы Горбатой (ныне – имени генерала Лебедя) с Атаманской улицей (во дворе уже появившейся здесь почтовой станции) возник пожар, то начался он с конюшен. Затем пламя перекинулось на сарай, в котором хранился войсковой архив располагавшейся неподалёку войсковой канцелярии. При личном участии начальника войскового штаба и представителей полиции пожар был в скором времени ликвидирован. Однако за это время огонь успел уничтожить порядка 336000 дел. Оставшиеся дела поместили на хранение в здание войсковой канцелярии: «под крыло» самому донскому атаману – генералу Хомутову, который, как все надеялись, в своей вотчине никаких пожаров уже не допустит.

АТАМАН-БЛАГОУСТРОИТЕЛЬ

Немало трудов положил Михаил Григорьевич Хомутов и на то, чтобы привести Новочеркасск в относительный порядок, придать ему вид европейского, а не азиатского, города. К этому его подвигла служба ещё в штаб-офицерских чинах в столице Российской империи – городе Санкт-Петербурге. Хотя несведущие люди и приписывают Новочеркасску якобы парижскую планировку (хотя Париж до середины XIX века имел не радиальную, а ещё средневековую довольно хаотичную застройку), но фактически и инженер-генерал де Воллан, и генерал-адъютант Хомутов имели возможность взять за образец для подражания вовсе не Париж, а куда более современный Санкт-Петербург.

Честь установки первого памятника на Дону тоже принадлежит атаману Хомутову. Ведь именно при нём к столетию атамана Платова был открыт монумент, к созданию которого приложили руку три российских скульптора-академика: Иванов, Токарев и Клодт. Памятник М.И. Платову стал не только первым на Дону, но и одним из первых в России (раньше него были установлены лишь памятники Петру I в Петербурге и Минину с Пожарским в Москве). И очень нелепо выглядит пущенное в «лженаучный оборот» местными светилами от псевдоистории утверждение о том, что в момент снятия полотнища с монумента многие надеялись увидеть атамана Платова, восседающего на коне; но этого не произошло лишь потому, что в императорской России конные памятники якобы было позволено сооружать лишь для членов императорской фамилии.

Утверждать такое – несусветная глупость, так как к тому времени во всей Российской империи имелся всего один конный памятник! А возможность создания конного памятника не члену императорской фамилии ограничивалась тогда вовсе не мифическими запретами для простолюдинов, а лишь нехваткой денежных средств. Ведь при передаче заказа на изготовление памятника М.И. Платову от скончавшегося ваятеля Иванова подрядившемуся продолжить дело скульптору Токареву донцами зондировался вопрос о возможности снижения суммы гонорара исполнителю заказа из-за недостатка собранных средств. Но скульптор заявил, что за свою работу он и так берёт по минимуму и согласиться на ещё меньшую сумму гонорара не может.

Атаман Хомутов также всемерно содействовал благоустройству Новочеркасска, где по его почину были построены Атаманский дворец и несколько прекрасных общественных зданий, был разбит большой городской сад и устроен водопровод. При этом почти все здания и сооружения были построены «на войсковой капитал, накопившийся благодаря благоразумному и честному управлению» атамана Хомутова.

В выстроенном по проекту архитектора И.О. Вальпреде Атаманском дворце, окончательно завершённом в 1862 году, первым разместили прибывшего в Новочеркасск наследника престола и атамана всех казачьих войск. В тот период им был великий князь Николай Александрович – старший сын императора Александра II. Наследник и казачий атаман в одном лице во время пребывания в Новочеркасске посетил ряд учреждений, среди которых были не только присутственные места, но также войсковая гимназия и дом торговых казаков. Но больше в атаманском дворце именно этому атаману всех казачьих войск побывать не довелось: вскоре он заболел и умер.

Несколько раньше него скончался и генерал от кавалерии Хомутов М.Г. - бывший донской атаман, ставший к тому же генерал-адъютантом (то есть генералом императорской свиты), а к концу своей жизни – ещё и членом Государственного совета. Службе же на Дону Михаил Григорьевич в общей сложности посвятил - ни много, ни мало - 23 последних года своей жизни.

ПАВЕЛ ЧЕРНОВ

Комментарии

(или войдите для оставления комментариев от Вашего логина на сайте)