Состав населения Новочеркасска

Выпуск от 23 апреля 2013

НАСЕЛЕНИЕ БЛАГОРОДНОГО ЗВАНИЯ

С течением времени донское вольное казачество из самостоятельных и разрозненных в этническом и конфессиональном отношении общин, проживавших на просторах Дикого поля, в результате включения донского края в состав Российского государства и проведения в жизнь на донских землях политики самодержавия превратилось в военно-служилое сословие и стало составной частью феодального общества. После отмены крепостного права начался новый период в жизни Российской империи и населения донского края. Реформы 60-х - 70-х годов XIX века и развитие капиталистических отношений коренным образом изменили социально-экономическое положение казачества, его роль, место и значение в жизни государства и в составе его вооруженных сил.

В находящемся в Москве Российском государственном военно-историческом архиве, а также в фонде Главного управления иррегулярных войск и в фонде Военно-Ученого архива сохранились материалы Комитета по разработке «Положения об управлении войском Донским». Большой интерес представляют дела, связанные с обсуждением данного проекта, переписка войсковых атаманов А.К. Денисова и A.B. Иловайского с министерствами Военным, Внутренних дел и Финансов, донесения генерал-адъютанта князя А.И. Чернышёва императорам Александру I и Николаю I, протоколы заседаний, решений и определений по вопросам административно-хозяйственной жизни края, о подавлении восстания донских крестьян 1818-1820 годов, «Записка о войске Донском», составленная В.Д. Сухоруковым. На основании «Положения об управлении войском Донским» 1835 года в донском крае началось массовое оформление прав старшин и чиновников на дворянство в Герольдии и в Сенате.

Дворянство Донского казачьего войска все более укрепляло свой статус, постепенно включаясь в состав привилегированного высшего сословия. К середине XIX века оно стало одним из самых многочисленных в Российской империи. Если в 1796 году количество донцов, получивших армейские чины (как следствие, и права на дворянство), составляло всего 206 человек, то через 20 лет (к 1816 году) их число увеличилось до 1934 человек, то есть почти в 10 раз. К середине XIX века среди южных губерний страны область войска Донского по численности потомственного дворянства занимала 2-е место, а по численности личного дворянства и классного чиновничества - 5-е место. Появление высшего сословия на Дону и законодательное оформление его прав стало началом для распространения подобных привилегий и в среде других казачьих войск.

В те времена во главе дворянского общества губернии стоял губернский предводитель дворянства, главной обязанностью которого было его попечение перед властными органами о пользе дворянства. Статус этой должности со времени её появления постоянно повышался, так что в середине XIX века  губернские предводители дворянства стали вторыми  лицами после губернаторов. Если губернские предводители дворянства и не имели классного чина действительного статского советника, приравнивавшегося к армейскому чину генерал-майора, то все члены дворянского общества, зная об уровне их общественного положения и соблюдая общепринятую в то время форму обращения, титуловали губернского (а в казачьих областях –  областного) предводителя дворянства «Ваше превосходительство». Статус же уездных (а в казачьих областях – окружных либо отдельских) предводителей дворянства находился на уровне классного чина статского советника, аналогов с армейским чином не имевшего (он был выше чина полковника, но ниже чина генерал-майора), отчего титуловать его следовало тоже нестандартно - «Ваше высокородие».

История создания дворянских сословных организаций в области войска Донского показывает весьма противоречивую политику правительства по отношению к местному дворянству. Самодержавие, даровав в 1798 году донским чиновникам возможность приобретения прав высшего сословия, вместе с тем не спешило подтверждать привилегии, соответствовавшие этому состоянию, в число которых входило создание и функционирование на Дону дворянских корпоративных организаций. Ещё М.И. Платов неоднократно обращался к правительству с прошениями о разрешении сформировать на Дону дворянское общество и избрать предводителей дворянства. Но верховная власть отвечала отказом. Несмотря на это, в 1817 году на собрании дворян в Новочеркасске, при поддержке войскового атамана, были избраны войсковой и окружные дворянские депутаты.

ОСОБЕННОСТИ ДОНСКОГО ДВОРЯНСТВА

До 1835 года правительство Российской империи отказывалось признать официально наличие в области войска Донского дворянских органов сословного управления. Отсутствие четкой регламентации их деятельности приводило к нарушениям при выборах чиновников в должности по гражданскому управлению, на которые обращал внимание руководитель Донского комитета – военный министр А.И. Чернышёв.

Одной из особенностей функционирования дворянских организаций в области войска Донского было довольно длительное отсутствие в крае депутатского собрания, в обязанности которого входило ведение родословной книги и рассмотрение дел о правах на дворянство. Поскольку в первой четверти XIX века правовой статус дворянского общества на Дону не был определен, то, как сообщалось в одном из документов той поры, «дворянские роды не приведены в известность и родословной книги не учреждено», а войсковое начальство не спешило с созывом депутатского собрания. Поэтому его обязанности, по положению от 7 августа 1824 года, возложила на себя Войсковая канцелярия.

Процесс формирования дворянских прав и привилегий донских чиновников, проходивший в течение первой трети XIX века, был завершен принятием 26 мая 1835 года «Положения об управлении Донского войска». Это положение определило структуру местных органов власти, составной частью которых становились органы дворянского сословного управления. Таким образом, в области войска Донского с этого времени, также как и в губерниях Российской империи, «для совещания по общественным делам составлялось дворянское собрание». В обязанности новосозданной сословной организации входили раскладка земских повинностей, рекрутский набор и избрание чиновников в должности по внутреннему гражданскому управлению.

Дворянские выборы на Дону проходили раз в три года в мае. В них участвовали потомственные дворяне, преимущественно уже отставленные от военной и статской служб. В отличие от губернских выборов, на которых существовал высокий имущественный ценз для участников голосования, к выборам в должности по внутреннему управлению в войске Донском допускались абсолютно все чиновники, имевшие за собой крестьян, вне зависимости от  численности таковых.

Специфика жизнедеятельности казачьего региона - обязательная воинская служба - наложила свой отпечаток и на функционирование дворянских собраний на Дону. Тем не менее, признание законности существования этих организаций со стороны правительства свидетельствовало о постепенном включении дворянства Донского казачьего войска в состав высшего привилегированного сословия Российской империи.

СОСТАВ ПРОЧЕГО НАСЕЛЕНИЯ

В связи со всеми этими преобразованиями и изменениями в жизни донского края 10 октября 1865 года наказному атаману войска Донского (в тот период таковым был уже второй ставленник имперского центра из неказаков – генерал  Граббе П.Х.) были даны общероссийские права генерал-губернатора и статус войскового атамана Донского казачьего войска. (Напомним, что с введением звания атамана всех казачьих войск таковыми числились лишь наследники престола). Однако просуществовало такое положение дел совсем не долго: в следующем же году статус войскового атамана самодержавной властью у её ставленника был уже отобран.

К этому времени в Новочеркасске имелось уже следующее число жителей: из дворян – 1265 мужчин и 981 женщина; из духовенства – соответственно 121 и 110; военного казачьего сословия – 7547 и 6926; разночинцев – 663 и 354. Подданных Российской империи было 9615 мужчин и 8403 женщины; иностранцев соответственно – 23 и 15. Большинство домов, заводов и садов в Новочеркасске принадлежало, как сказано в  документах тех лет, лицам казачьего происхождения: чиновникам и дворянам – 135 каменных и 231 деревянных; их жёнам – 89 и 19; духовенству – 6 и 19; казакам – 414 и 229; иногородним – 6 и 16. (Напомним, что под иногородними понимались не жители иных городов, а жители неказачьего происхождения, которые могли жить в Новочеркасске с самого рождения, но числиться крестьянами и мещанами деревень, сёл и городов иных губерний Российской империи, выходцами из которых были их отцы и деды.)

В дошедших до наших дней документальных источниках сообщается о том, что в Новочеркасске того времени «ремесленная и заводская промышленность существует только для потребления жителей города, поэтому здесь вовсе почти нет отпускной торговли, а обороты внутренней торговли производятся на сумму 2,5 миллиона рублей в год». В 1865 году в Новочеркасске насчитывалось 170 лавок и мелочных лавочек. Среди них были: с так называемыми красными товарами – 34 лавки, с суконными – 12, с кожевенными – 12, с хлебными – 20, с москательными – 39. Мелочных лавочек тогда было 36,  кондитерских – 7, галантерейных – 10. Помимо этих торговых точек, в нашем городе имелись также 194 питейных дома и 31 винный погреб.

Несколько странным выглядит тот факт, что в Новочеркасске того времени имелся лишь один рынок, который, как и в наши дни, размещался на Азовской базарной площади. Неоднократные попытки городских властей построить рынки в других местах города не увенчались успехом. Поэтому на этом некогда единственном базаре, со временем ставшем зваться Старым, продавали не только продукты, но и промышленные товары, и даже топливо. К топливу, в первую очередь, относился начавший добываться в окрестностях Александровска-Грушевского в промышленных объёмах каменный уголь – антрацит. Его в 1863 году на единственном тогда в городе базаре продали до 500 тысяч пудов. Но наряду с углем там продолжали в огромных объёмах продавать такие виды топлива, как изготовленные из перепревшего помёта крупного рогатого скота путём формования с последующей просушкой на солнце кизяки, а также вязанки «сбитого» (то есть срезанного обломком косы - резаком) займищного камыша и степного бурьяна, доставлявшихся на базар возами из ближайших станиц.  Дрова же в нашем степном краю всегда были большой редкостью и использовались преимущественно лишь при розжиге топившихся углем печей.

НАЧАЛО РАССЛОЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ

В середине 1860-х годов на всё население Новочеркасска, не превышавшее 19-ти тысяч человек, приходилось следующее число мастеровых людей: портных – 49, сапожников – 45, кузнецов – 69, слесарей – 8, серебряников – 7, часовщиков – 8, каретников – 9, булочников – 8, кондитеров – 5, модисток – 6, печников - 10, медников – 5, шорников – 9, кровельщиков - 8, бондарей – 10; хлебников, шапошников, мясников, извозчиков и коновалов – 79. Интересно отметить, что на всё это количество мастеровых людей самых разных профессий в то время приходилось всего лишь по одному седельнику (изготовитель сёдел) и машинисту! Итого мастеровых в Новочеркасске того времени насчитывалось 361, а обучавшихся при них подмастерьев – 901.

Однако наличие в Новочеркасске того исторического периода хотя ещё и небольших, но всё же промышленных предприятий, обусловило также наличие в столице казачьего Дона уже и некоторое количество зарождавшегося здесь пролетариата. Ведь в нашем городе в то время уже имелось следующее количество заводов: пивоваренных – 2, воскобойных -2, мыловаренных – 3, салотопных – 4, известковых – 4, кирпичных – 21. Здесь также имелось по одному заводу такого рода, как ваточный и винодельческий. Последний не только делал вино, но и производил его укупорку в бутылки. В 1863 году на нём было произведено 55 тысяч вёдер вина, половина которого была вывезена из города на продажу. В общей же сложности на всех заводах города трудились до 700 его жителей.

Надо думать, что эта часть жителей Новочеркасска не была связана обязанностью несения казачьей службы и в подавляющем своём большинстве состояла из иногородних. Однако к этому времени и в казачьей среде уже стало намечаться расслоение некогда однородной массы городского населения из числа казаков. Дело в том, что станица Новочеркасская как структурное подразделение войска Донского, дававшая ему ежегодно пополнение для первоочередного донского казачьего полка (то есть для полка, в котором молодые казаки из казачьей части населения города, достигшие призывного возраста, проходили действительную службу), должна была выставлять казаков справных: обмундированных по полной форме и вооружённых холодным оружием (шашкой и пикой), с собственным строевым конём.

На приобретение всей этой «справы» казачьей семье требовались немалые деньги, которых не всегда и не всем удавалось заработать земледельческим трудом на небольших  земельных паях, которые необходимо было выкраивать и нарезать на всех городских казаков в окрестностях Новочеркасска. Вот и приходилось отдельным новочеркасским казакам подрабатывать: то ли на городских заводиках, то ли извозом, то ли каким-то ремеслом. В связи с этим в последней трети XIX века началось постепенное расслоение некогда однородной массы казачества Новочеркасска на большую часть, связанную с традиционным сельскохозяйственным производством, и на пока ещё меньшую часть, связанную с промышленным производством и со сферой пока ещё  немногочисленных услуг.

Павел Чернов

 

Комментарии