Решение судьбы города

Выпуск от 15 января 2013

ПРИ АТАМАНЕ ИЛОВАЙСКОМ

В 1821 году на вакантное место атамана войска Донского императорским указом был назначен генерал-майор А.В. Иловайский. Сначала Алексей Васильевич числился лишь наказным атаманом. Но с производством его в чин генерал-лейтенанта стал он с 1823 года уже не просто наказным, а войсковым наказным атаманом. Происходил новый донской атаман из рода Иловайских, весьма богатого сыновьями. Поэтому в ходе шедшей за десятилетие до начала его атаманства Отечественной войны 1812 года принимали участие до дюжины офицеров и генералов из рода Иловайских. А младший брат Алексея Васильевича – Николай Васильевич – в период отсутствия М.И. Платова на Дону (1815 – 1816 гг.) даже пребывал на посту наказного атамана войска Донского.

Пока новый донской атаман был в первом генеральском чине и в должности лишь наказного атамана, новочеркасская знать в лице представителей донского дворянства, почувствовав слабину нового донского войскового руководства, стала проявлять некоторые вольности. Открыто стали вестись речи о том, что место расположения Нового Черкасска их не устраивает по тем либо иным причинам. Главной из этих причин была большая отдалённость города от Дона, который служил бы источником рыбы к столу горожан и транспортной артерией, по которой судами в город могли бы доставляться не только продовольственные, но и промышленные товары, а также строительные материалы.

Чувствуя такое настроение горожан, атаман Иловайский стал стремиться заинтересовать их хоть какими-то светскими мероприятиями, чтобы несколько разнообразить их монотонную, не изобилующую развлечениями жизнь. И стал он, подражая жизни губернских городов, вводить вечерние собрания генералов и офицеров, танцы этих представителей казачьего светского общества с дамами из числа их жён, сестёр и дочерей, приглашать в город по тому либо иному случаю театральные труппы. Первой на гастролях в Новом Черкасске побывала в 1825 году театральная труппа из Таганрога. Однако собственной театральной труппой город обзаведётся гораздо позднее.

В 1825 году в Новом Черкасске вторично побывал император Александр I. На этот раз он въехал в город через северные триумфальные ворота. Но его посещение столицы казачьего Дона было непродолжительным. В центре города император вместо виденного им в первое своё посещение временного деревянного гостиного двора, более походившего на сарай, на этот раз мог лицезреть нововыстроенный деревянный гостиный двор, который состоял уже из двух отдельных корпусов, покрытых не только тёсом, но и железом. Корпуса гостиного двора были даже окрашены и оттого имели вид довольно привлекательный. Из Нового Черкасска император направился в Черкасск старый, а из него – в Таганрог, где Александр I неожиданно для всех и скончался.

Известно, что цинковый гроб для почившего императора изготавливал таганрогский слесарь Антили. А в карауле у гроба с венценосным покойником стояли лейб-казаки и атаманцы (то есть казаки лейб-гвардии Казачьего и Атаманского полков). Затем составленный из лейб-казаков конвой сопровождал находившееся в цинковом гробу тело императора до самой столицы Российской империи – города Санкт Петербурга. Таким образом, донцы-гвардейцы, однажды уже защитившие российского императора от возможного пленения французскими кирасирами в «Битве народов» под Лейпцигом в 1813 году, на этот раз выполнили ещё одну возложенную на них ответственную задачу, связанную с высочайшим именем, по доставке тела покойного российского императора в столицу Российской империи.

Но кончина императора практически не отразилась на судьбе казачьего Дона и его столицы - Нового Черкасска. Жизнь брала своё: при штабе Донского казачьего войска Алексей Васильевич Иловайский собрал лучших представителей донской казачьей молодёжи, прошедших обучение по курсу университетов таких губернских городов, как Харьков и Москва. В их числе были: Селиванов, Колесников, Кучеров, а также хорунжий Сухоруков, который вместе с поручиком Картушиным и сотником Поляковым ещё в то время поднял вопрос о создании в Новом Черкасске публичной библиотеки. Со временем Василий Сухоруков станет донским историком, будет известен многим своим прогрессивным современникам. Среди них окажется и А.С. Пушкин, который в своём «Путешествии в Арзрум» охарактеризует Сухорукова как «умного и любезного».

В период атаманства А.В. Иловайского в столице казачьего Дона оживились не только народное образование и просвещение, но и жизнь донского светского общества. Атаман Платов в своё время, встретив в центре города двух студентов из числа донцов, приехавших из Харькова на побывку и щеголявших в цивильной одежде, сделал им строгое внушение за ношение не казачьей, а «сиповой одёжи». При атамане же Иловайском донцы стали появляться на светских вечерах и балах не только в чекменях и в мундирах, но также и во фраках. При этом поощрялось наличие у дам драгоценных украшений, а у их кавалеров – ювелирных изделий.

Донская знать стала заводить себе щегольские и даже шикарные «выезды». Не чужд был произвести на обывателей впечатление своим «выездом» и сам атаман. Как правило, коляске А.В. Иловайского в поездках предшествовал трусивший впереди рысцой сам полицмейстер Нового Черкасска, а за коляской рысью следовали адъютанты атамана и конвой из числа казаков Атаманского полка. Шефом этого полка, со временем ставшего гвардейским, и атаманом всех казачьих войск Российской империи 2 октября 1826 года был назначен августейший наследник - цесаревич Александр Николаевич (будущий император Александр II). Он-то и стал формально управлять всеми казачьими войсками наряду с их войсковыми атаманами, будучи их непосредственным начальником.

ТЯГА К АКСАЙСКИМ ГОРАМ

Со временем горожане стали всё больше поговаривать о необходимости ходатайства перед верховной властью о перенесении Нового Черкасска на берег Дона. По их разумению, перебраться туда они могли в любой момент без особого для них сожаления по поводу расставания с ещё малозастроенным пространством на вершине Бирючекутского холма. Ведь в городе в то время по-прежнему оставалось ещё много свободных, не застроенных хоть какими-то домами дворовых мест. Хотя в тот период и имелись в Новом Черкасске, по свидетельствам современников, «дома довольно хорошей архитектуры», но, по свидетельству документов того периода, были эти здания невелики по размеру. А больших зданий в городе практически не имелось. «Самые большие - о двух этажах. Кончина бывшего Атамана Графа Платова воспрепятствовала совершить заложенный им для себя дом весьма обширный и по прекрасному плану начертанный», - говорилось в одном из таких документов.

Да и проезжавшие (в основном – на Кавказ) через Новый Черкасск путешественники отмечали малую застроенность города в этот период. Их воображение поражали огромные триумфальные ворота на въезде в город и на выезде из него. Но вот после ворот других строений практически не было не только до самой вершины холма, но и почти до середины города. (Исключение составляли строения войскового арсенала, располагающиеся на Троицкой площади между спуском Герцена и проспектом Ермака и являющиеся одними из первых кирпичных строений города.) Зато путешественники эти могли на протяжении многих лет видеть груды строительных материалов, которые лежали у многих дворовых мест не один год. За это время заготовленные для строительства, но так и не пущенные в дело брёвна и доски не только чернели, но и начинали гнить. Темнели и обрастали мхом заготовленные для строительства каменные блоки, выпиленные из глыб известняка-ракушечника. Ржавели и покрывались коррозией заготовленные для кровель листы железа, которыми укрывали от атмосферных осадков другие стройматериалы.

С течением времени менялись на Дону войсковые атаманы: А.В. Иловайского в 1826 году сменил атаман Андрианов Иван Андрианович. Но атаманствовал он всего год: в 1827 году его сменил атаман Кутейников Дмитрий Ефимович, который атаманствовал 9 лет – до 1836 года. В конце атаманства Д.Е. Кутейникова на Дону с 1 января 1836 года было введено в действие «Положение об управлении Войском Донским». Это положение ликвидировало на Дону такое учреждение, как Войсковая канцелярия. В соответствии с этим положением военная власть была отделена от власти гражданской. При этом были учреждены Войсковое правление и войсковые суды: уголовный, гражданский и коммерческий. В соответствии с «Положением» в Новом Черкасске стали размещаться правление Черкасского округа, полицмейстер, войсковой архитектор и войсковая строительная комиссия.

«Историческая записка о городе Новочеркасске и его управлении» сообщает нам, что Войсковая строительная комиссия выработала правила по устройству Новочеркасска. (К этому времени входившие в название нашего города отдельные слова - Новый и Черкасск - уже писались слитно и составляли его нынешнее название - Новочеркасск.) Этими правилами к особой обязанности комиссии было отнесено её попечение о внутреннем устройстве Новочеркасска. Такими видами попечения были: содействие мощению улиц города; контроль за строительством зданий согласно запроектированным фасадам и в установленные сроки; контроль за исполнением жителями таких вменённых им обязанностей, как содержание в исправности и в чистоте однажды устроенных за счёт войска и теперь находящихся перед их домами под присмотром домовладельцев участков мостовых и канав для стока воды.

Вновь начались рассуждения донцов о необходимости переселения жителей Новочеркасска на другое место, расположенное где-нибудь поближе к Дону. Таким местом многим виделась станица Аксайская, которая находилась не просто на Дону, а у места впадения в него реки Аксай. В этот период в очередной раз произошла смена донских атаманов: вместо Д.Е. Кутейникова новым войсковым атаманом был назначен генерал-лейтенант М.Г. Власов. Максим Григорьевич уловил настроение казачьих масс и, не мудрствуя лукаво, в ближайшее же время донёс самодержавному властелину – императору Николаю I, что в Новочеркасске не какие-то отдельные здания и сооружения, а именно «все городския и станичныя здания большею частию не соответствуют потребностям настоящаго времени; все требуют исправления, а из деревянных домов многие ветхи и некоторые предназначены к сломке». Такое его сообщение могло стать упреждающим по отношению к намерениям торговых казаков, которые уже несколько раз оказывали давление на его предшественника, требуя от того их переселения в Аксайскую станицу «с приличною льготою и денежною ссудою». В качестве аргументов крайней необходимости такого их переселения торговые казаки приводили доводы, что они терпят немалые убытки. По их мнению, таковые они имеют исключительно из-за тех «разорений по промыслам и торгам», которые переносят вследствие неудачного месторасположения города. Расположение же станицы Аксайской, по их твёрдому убеждению, как нельзя лучше подходит для их постоянного жительства и занятия там своими торгово-промышленными делами.

НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ МЕСТЕ

Предшественник атамана М.Г. Власова – атаман Д.Е. Кутейников – уже ходатайствовал перед императором Николаем I о перенесении столицы казачьего Дона из Новочеркасска в станицу Аксайскую. Но его непосредственный начальник, которым тогда был известный нам генерал Чернышёв, ставший к тому времени уже военным министром, «нашёл неудобным давать дальнейший ход означенному ходатайству в такое время». Напомним, что в тот период шла очередная русско-турецкая война 1829 года, в связи с ведением которой, по мнению военного министра - генерала от кавалерии Чернышёва, «всё внимание должно обращаться на общия государственныя нужды». Решение вопроса о перенесении столицы Дона было отложено до завершения боевых действий.

После окончания войны с Турцией атаман Д.Е. Кутейников (не без давления со стороны торговых казаков) вновь обратился к императору Николаю I с ходатайством о переносе столицы Дона. И опять получил отказ. Через 7 лет к царю с этой же просьбой обратился очередной донской атаман – М.Г. Власов (атаманы менялись всё же чаще, чем цари). На этот раз император сразу отказывать не стал, а пообещал принять решение по этому вопросу во время намеченного им посещения Дона при возвращении из Закавказья. Побывав в Грузии, Николай I на обратном пути действительно посетил Новочеркасск. И не один, а с наследником престола – атаманом всех казачьих войск цесаревичем Александром Николаевичем.

Но и на этот раз однозначного ответа император так и не дал, так как главной целью его визита стало публичное вручение наследнику престола знаков атаманской власти. Произошло это знаменательное событие в октябре 1837 года. Войско Донское было представлено самодержцу казаками не служащими, а уже пребывающими на льготе. Обмундированы те казаки были неважно, имели плохих лошадей и не умели держать строй. Император выразил войсковому атаману своё недовольство и заявил, что он видит перед собой не казачьих, а мужичьих лошадей. Атаман же посетовал на скудость казённого жалования и намекнул императору на необходимость его повышения донцам. (Чем Николай I со временем и вынужден был заняться после прилюдного падения прибывшего в Петербург атамана Власова на колени перед императором и подачи им письменного прошения на высочайшее имя.)

В этот же раз, вручив наследнику престола пернач и прочие клейноды, император Николай I уехал, так и не приняв судьбоносного для столицы Дона решения. А в ноябре военный министр Чернышёв сообщил атаману Власову, что государь император высочайше повелеть соизволил: «Предположение сие оставить, сохранив город Новочеркасск в теперешнем его месте». С принятием императором этого однозначного решения, которое многих хотя и не устроило, однако внесло в дальнейшую судьбу города полную определённость, положение дел в Новочеркасске стабилизировалось. Не опасаясь более возможного перенесения столицы Дона в иное место, казаки стали активнее ставить дома и обустраиваться на ещё не занятых участках дворовых мест.

ПАВЕЛ ЧЕРНОВ

Комментарии