Закладка Нового Черкасска

Выпуск от 18 декабря 2012

Из номера в номер мы знакомим наших читателей с историей основания, строительства и развития нашего славного города.

Дела документальные

Высочайший (то есть императорский) указ об основании нового города и об его наименовании последовал 23 августа 1804 года в качестве ответной реакции на представление «господина генерал-лейтенанта, войска Донского войскового атамана Платова». В тексте этого указа были такие слова: «Рассмотрев представление ваше о неудобствах настоящего местоположения города Черкасска, о безуспешности работ, производимых к ограждению его от наводнений, и, наконец, о желании некоторых обывателей и чиновников войска Донского перейти на другое место, я нахожу мнение ваше, чтоб основать в удобнейшем местоположении новый город, тем более основательным, что и прежде, по долголетнему опыту многих неудобств, было уже неоднократно о сем помышляемо».

Разлив в Старочеркасске

А составленный инженерным генерал-лейтенантом Деволланом план Нового Черкасска был представлен Александру I и утвержден им 31 декабря 1804 года. Соответствующий ему императорский указ носил название «Об учреждении плана города Нового Черкасска» и был адресован атаману Платову. Во вступительной части этого указа говорилось: «В указе от 23 августа сего года, на имя ваше данном, о построении нового города под именем Нового Черкасска, предназначены были подробно все те распоряжения, кои к основанию и производству сего построения сделать признано было нужным, как скоро план сего города утвердится, ныне инженер-генерал-лейтенант де Воллан, по данному ему поручению, осмотрев назначаемое для сего местоположение, представил мне составленный им план сему городу, с подробным изъяснением удобностей избранного для сего места».

Разлив в СтарочеркасскеПо сути, именно эта дата – 31 декабря 1804 года – и является датой основания нашего города. Ибо во времена оные все начала строительства как новых городов, так и других крупных объектов привязывались: в дореволюционный период - к моменту подписания императорских указов; в советский период – к моменту подписания соответствующих декретов совнаркома (затем - постановлений партии и правительства). В постсоветский же период с привязкой знаменательных и памятных дат к тем либо иным событиям наблюдается полная неразбериха: чтобы отметить, например, юбилей какого-либо предприятия, датой его основания последовательно назначают: сначала - день принятия постановления о его создании; затем – день закладки его заводоуправления либо цеха; и, наконец, день выпуска предприятием первой партии продукции.

Итак, рассмотрев 31 декабря 1804 года представленный ему план, император Александр I собственноручно начертал на нём: «Быть по сему. Александр. С.-Петербург. Декабря 31 дня 1804 г.». На этом бумажная волокита была закончена, и дело основания города Нового Черкасска перешло в практическую плоскость. Теперь к нему подключилась войсковая канцелярия.

Дела реальные

11 февраля 1805 года войсковая канцелярия по предложению Платова предписала: «Так как в будущую весну на новом месте, под город назначенном, имеют начинаться войсковые строения, при которых, за отдалённостью селения, необходимо нужно будет сделать лагерь, приготовить заблаговременно кибиток из чистых и обыкновенных полостей, положила учинить следующее: для будущего лагеря сделать кибиток четыре, две из шерсти, а другие две о пяти решетках, в пополнение к сим присоединить старые две, находящиеся ныне у комиссара Кутейникова, которые благовременно ему исправить, а для новых кибиток, новые поделать ему, Кутейникову, на счет войсковой».
За выполнением работ в соответствии с разработанным планом наблюдали инженерный капитан Ефимов и войсковой строитель Бельтрами. В апреле из станиц Заплавской, Грушевской и Кривянской были затребованы плуги, которыми на месте будущих улиц были проложены борозды. Места будущих подворий и домов на этих улицах были обозначены кольями, вбитыми вдоль борозд, обозначавших обе стороны улиц и шедших вдоль проектируемых магистралей. В соответствием с планом, составленным Деволланом, город разбивался на 76 кварталов. В них, на 2862 так называемых городских местах площадью от 400 до 2400 квадратных метров, намечалось построить как войсковые, так и обывательские здания.

В зависимости от своей площади места эти имели соответствующую классность: от первого класса до третьего. Первоклассные места располагались в центральной части города, второклассные – вокруг них, третьеклассные – на окраинах города. Распределялись же эти места среди будущих жителей города не в зависимости от их положения в обществе, а в зависимости от их состояния, и, следовательно, в зависимости от того, какого размера строение сможет возвести на том либо ином месте его владелец. Ведь наличие места в центральной части города предполагало возведение на нём значимого по функции и размерам жилого дома либо общественно значимого здания или же иного сооружения.

Для выполнения первоочередных строительных работ в Бирючий кут из Черкасска были переведены 2 рабочих полка по 500 казаков в каждом. И хотя по меркам строевых полков 2 полка составляли казачью бригаду, руководил ими не генерал-майор, а всего лишь инженерный капитан Ефимов. Ведь пребывали в этих полках не строевые двуконные, а безлошадные казаки, прозванные местным населением «качурами». Забегая вперёд, скажем, что именно эти казаки из рабочих полков и выполняли в нашем городе общестроительные работы вплоть до 1868 года: прокладывали дороги, мостили их «диким» камнем, выравнивали улицы, засыпали балки и овраги, занимались расчисткой русла Аксая и многими другими подобными работами.

Дела церемониальные

Закладка же первых зданий и сооружений Нового Черкасска была произведена после проведения всех подготовительных работ: пышно и с большой торжественностью. 5 мая 1805 года был издан приказ войскового атамана Платова о проведении церемонии закладки Нового Черкасска. В нем говорилось: «Для торжества, имеющего быть непременно в 18-й день сего мая месяца, на случай заложения, по Высочайшей Его Императорского Величества воле, Нового города Черкасска, на назначенном к тому месте, предписано от меня как городским, так и всем приближенным к оному станицам, чтобы станичные атаманы со всеми станичными знаменами, чиновниками, стариками и с наличными казаками, служилыми и отставными, кроме только больных, занятых службою и имеющих законные причины, с пристойным вооружением явились на помянутое место в распоряжение господина артиллерии полковника и кавалера Карпова».

И перечисленные в атаманском приказе казаки явились в указанное место – точно и в срок. Пристойное вооружение при них тоже имелось: современники этого события писали, что казачьих пик было в Бирючьем куту «яко лесу густого». Представители же десятка Черкасских и близлежащих к Бирючьему куту казачьих станиц прибыли к месту закладки новой столицы казачьего Дона со станичными знамёнами. Побывав сначала на месте закладки временной деревянной часовни с колокольней, все присутствовавшие там торжественным крестным ходом прошли к тому месту, на котором теперь стоит собор. Здесь была совершена торжественная закладка не только собора, но и самого города. Тут уже было подготовлено выложенное кирпичом место, предназначенное для закладной доски. Ведь ещё 20 апреля 1805 года войсковая канцелярия приняла резолюцию об её изготовлении и об атрибутах закладки.

В этой резолюции, в частности, говорилось: «По случаю теперешнего по Высочайшему повелению переселения города Черкасска на вновь назначенное к тому место и предполагаемого построения в нем собора с наименованием Вознесенским, с другими двумя пределами, - для памятника будущих времен, сделать серебряную доску, мерою в длину 6 вершков с двумя третями и в поперечину 5 вершков с пятою долею, весом же примерно фунтов в семь с вызолоченными на ней следующими словами: «Город войска Донского, именуемый Новый Черкасск, основан в царствование ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА и Самодержца всероссийского АЛЕКСАНДРА Первого, лета от Рождества Христова 1805-го, мая 18 дня, который до сего существовал 235 лет при береге Дона на острове от сего места прямо на юг, расстоянием в 20 верстах под названием Черкасска, и оную при будущем в новом городе заложении вышеописанного собора положить в нем под настоящим престолом в медном вызолоченном снаружи ящике. Это постановление исполнить при заложении оного собора в 18-й день мая сего года. На обороте же помянутой доски изображен герб войска Донского, причем положено в тот ящик разной российской монеты сего же года вышедшей, яко то: золотой империал, полуимпериал, серебряный рублевик, полтинник, четвертак и гривенник».

Дошедшая до наших дней запись, сделанная рукой одного из присутствовавших на торжестве священников, свидетельствует: «Потом принесена была доска в вызолоченном ящике, серебряная и золоченая с разными литерами и гербом Донского войска; на ней лежали золотая и серебряная монеты, которые, закрыв в ящике, положили оба владыки своими руками в сделанный кирпичный футляр. Сии владыки были светский и духовный. (Здесь имеются в виду войсковой атаман Платов и приглашённый на торжества епископ Воронежский и Черкасский Арсений II.) А затем был сделан над сим кирпичный склеп и поставлен караул». Известно и то, что после закладки собора в тот день были также заложены церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского, гостиный двор, войсковая канцелярия и гимназия.

После окончании закладки соборного Вознесенского и атаманского Александровского храмов и ряда важнейших городских зданий, а также после завершения благодарственного молебна, при котором стреляли из пушек и ружей, было устроено народное гуляние. Для присутствовавших при всех этих церемониях лиц были накрыты столы: для «почётных гостей» – на 300 персон в особо устроенном шатре, для «иных прочих» – на 1000 персон за общим столом. А вечером по всему Бирючекутскому холму зажгли костры, всюду горела иллюминация, и у бочек с вином гуляли казаки.

Все пространство и окрестности будущего города иллюминировали. Лагуны с дегтем были установлены на судах, стоявших на реке, и даже на островках, оставшихся при  разливе Дона. Современник и очевидец тех событий - В. Рубашкин – дал описание тех событий более чем двухсотлетней давности, завершив их патетическим восклицанием: «Вот была картина чудес... И давно не виданное дело, всё совершилось во днях нашего вождя - г-на атамана Платова. Богу благодарение да будет, а ему - честь и слава».

В заключение остаётся лишь пояснить, что описанные торжества проходили не на самой вершине Бирючекутского холма, а на его юго-восточном склоне - в районе нынешней площади Павлова. Место это находится не на таком уж и большом удалении от Аксая и вод донского разлива. Оттого и размещавшиеся на плавсредствах и на островах огни были хорошо видны всем присутствовавшим на торжествах по случаю закладки города Нового Черкасска и его первых строений.

Павел Чернов

Комментарии