При атамане Денисове

Выпуск от 25 декабря 2012

ПРЕЕМНИК ПЛАТОВА

Со смертью атамана Платова вопрос о том, кто станет новым атаманом Донского казачьего войска, как таковой, даже не возникал. Всем было ясно, что первый заместитель войскового атамана - генерал-лейтенант Денисов – давно уже фактически руководит повседневной жизнью как казаков войска Донского, так и обывателей невойсковых сословий, число которых на Дону уже тогда было значительным. Платов и до Отечественной войны 1812 года был нечастым гостем на Дону, а с началом таковой не ступал на Донскую землю около пяти лет подряд. Так что руководил все эти годы жизнью огромного казачьего края Адриан Карпович Денисов практически самостоятельно: умело и рачительно, не подводя своего непосредственного начальника и не обижая своих подчинённых – донских генералов и высокопоставленных статских чиновников войска Донского.

Никакого избрания войсковым атаманом того либо иного казачьего вождя «всенародною душой» к тому времени не существовало уже более века. Все донские атаманы назначались лишь высочайшими указами, имевшими силу закона. Потому и звались они наказными (а не свободно избранными). В любой момент государь император-самодержец всероссийский мог своим указом не только назначить, но и снять такого, ранее им же назначенного, атамана. И тут же назначить на его место нового.

Вот в такой период и стал войсковым наказным атаманом войска Донского генерал-лейтенант Денисов Адриан Карпович. Был он в прошлом талантливым полководцем и оттого – кавалером российских орденов высокого достоинства. Однако, будучи постепенно оттёртым от ратных дел своим более оборотистым начальником, добросовестно выполнял не только свои должностные обязанности, но и указания и распоряжения вышестоящего руководства. Был Адриан Карпович Денисов к тому же человеком большой личной храбрости, «отличнейшими заслугами приобретший особенную монаршую доверенность». Вот поэтому-то, вполне ожидаемо, и стал он очередным донским войсковым атаманом. И здесь уместным будет заметить, что к этому времени не только войско Донское, но и другие казачьи войска Российской империи были уже не столь однородны. Ибо с момента вхождения казачьих войск в имперские структуры их народонаселение получило сословное деление.

Казачье звание теперь носили лишь так называемые нижние чины – рядовые казаки и казачьи урядники. С получением же первого офицерского чина они переходили в дворянское сословие. Состоятельные же казаки, занимавшиеся торговлей и различными промыслами, фактически переходили в купеческое сословие: они после этого звались казаками торговыми. Казаки же, ставшие священниками, причислялись к духовенству. Городские же жители из числа казаков были сравнимы с мещанами.

Но в совокупности все перечисленные сословные группы казаков составляли так называемое войсковое сословие. Хотя реально войсковое сословие было к этому времени уже не традиционной для Российской империи однородной сословной структурой, а исторически сложившейся общностью людей, представлявшей собой не что иное, как казачий народ. Новому же атаману Донского казачьего войска – Адриану Карповичу Денисову – предстояло стать вождём этого народа.

ВЫСОЧАЙШИЙ ВИЗИТ

Новый атаман войска Донского и встретил императора Александра I в новой столице казачьего Дона. Произошло это эпохальное для Дона и его населения событие 23 мая 1818 года. Краеведы Новочеркасска давно задавались вопросом, с какой именно стороны въехал тогда император Александр I в наш город. Чтобы восполнить пробел в исторических познаниях не только краеведов, но и всех жителей нашего города, автору этих строк пришлось специально заняться поисками ответа на этот вопрос. Удалось выяснить, что днём раньше (т.е. 22 мая) государь император присутствовал на церковной службе в Покровском храме Ростова. Отталкиваясь от этого факта, можно однозначно утверждать, что к Новому Черкасску император Александр I прибыл со стороны Ростова и въехал в него через юго-западные триумфальные ворота.

История умалчивает о том, как воспринял помазанник божий расположенные на фронтоне триумфальных ворот адресованные ему стихотворные строки. Но, исходя из того факта, что строки эти оставались там вплоть до советского периода, можно предположить, что восприняты они были императором вполне благосклонно. Возможно, что были в ходе церемонии официальной встречи самодержца и какие-то шероховатости. Но хроникёры того периода имели обыкновение запечатлевать для истории все виденные ими церемонии (особенно связанные с высочайшими особами) и давать им оценку лишь в превосходной степени. Следует думать, что и строевая выучка лучших представителей войскового сословия, снаряженных для участия в церемонии торжественной встречи российского императора, после не так уж и давно победоносно завершившегося заграничного похода донцов в составе русской армии тоже была на должной высоте.

В Новом Черкасске император пробыл всего 2 дня. После его торжественной встречи на въезде в город он произвёл приём ряда депутаций, состоявших из представителей различных слоёв городского сообщества. Вечером император побывал на данном в его честь бале и принял в нём участие. А на следующий день – 24 мая – Александр I посетил войсковые острог и аптеку, а затем побывал на строительстве Вознесенского войскового собора. Как мы уже знаем, к этому времени на строительстве собора его стены поднялись до уровня, на котором уже обозначились оконные проёмы. Таким образом, там уже имелось то, что можно было продемонстрировать не только бывавшим здесь представителям верховной власти, но и непосредственно высочайшей особе.

На этом программа пребывания российского императора в новом административном центре Земли донских казаков и Донского казачьего войска – городе Новом Черкасске – была завершена. И император Александр I отбыл из нашего города, открыв своим посещением череду высочайших посещений Новочеркасска всеми без исключения последующими монархами Российской империи и их наследниками.

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВНЫЙ

Атаман Денисов принял управление Донским казачьим войском от своего предшественника – донского атамана М.И. Платова, а от российского монарха - по высочайшему (то есть императорскому) указу. К тому времени войско Донское в течение века управлялось уже не в соответствии с волей казачьего народа, воплощённой большинством этого народа в те либо иные решения казачьих Кругов, а в соответствии с указами, приказами и распоряжениями, присылавшимися на Дон из столицы Российской империи – города Санкт-Петербурга.

Однако к этому времени все циркуляры, адресованные как войску Донскому, так и другим казачьим войскам, рассылались уже не посольским приказом (аналогом министерства иностранных дел), а военным министерством, которому все казачьи войска были подчинены ещё в период правления самого первого российского императора - Петра Великого. Так что непосредственным начальником всех без исключения войсковых атаманов был теперь военный министр со всеми вытекающими отсюда последствиями: он принимал решения не только по использованию казачьих войск как военной силы, но и решения по внутреннему устройству как самих казачьих войск, так и различных войсковых структур.
В связи с этим не только в войске Донском, но и в других казачьих войсках развились и получили широкое распространение такие случаи, как подмена на действительной военной службе богатых казаков не только бедными казаками, но и лицами невойскового сословия. Чтобы исключить это негативное явление и ряд других нелицеприятных для казаков фактов, при атаманстве А.К. Денисова войсковая канцелярия разработала и утвердила новые правила призыва казаков на службу и её несения ими. Правила эти опирались на вековые традиции казаков и в ряде случаев вступали в противоречие с политикой имперского центра по унификации казачьего управления и казачьей службы в иррегулярном казачьем войске с управлением регулярной армией и несением в ней военной службы.

Требовалось утверждение правительством правил, разработанных самими казаками, либо разработка таковых (не противоречивших действовавшим тогда государственным законам) имперским центром. Вот атаман Денисов и обратился в 1818 году с прошением на высочайшее имя. Он просил российского самодержца создать в войске Донском комиссию по сбору традиционных казачьих правил и постановлений о войске Донском с целью их согласования и использования для разработки законов, которые способствовали бы не только совершенствованию казачьей службы донцов, но и улучшению их повседневной жизни.

В соответствии с этим ходатайством А.К. Денисова в мае 1819 года было высочайше утверждено положение «Об учреждении в войске Донском комиссии для составления положения о внутреннем и военном управлении». Основной целью создаваемой комиссии стало приведение в соответствие всех законоположений, действовавших в тот период не только на Дону, но и во всей Российской империи. На Дону был создан комитет, в который, помимо А.К. Денисова, вошли ещё 5 донских генералов и 2 штаб-офицера. Помимо них, в состав этого комитета лично императором были введены: от военного министерства – генерал-адъютант (то есть генерал императорской свиты) А.И. Чернышёв, а от министерства юстиции - действительный статский советник В.И. Болгарский. Эти представители имперского центра должны были направлять и контролировать действия комитета. В таком составе комитет и повёл свою первоначально довольно успешную работу.

 

Но со временем отношения между представителями войсковой администрации и имперского центра стали обостряться. Ведь первые, с войсковым атаманом Денисовым во главе, надеялись отстоять самостоятельность войска Донского в вопросах его формирования, финансового и материального обеспечения, вооружения и снаряжения, а также в порядке прохождения в этом войске службы и чинопроизводства в нём. А вторые во многом противостояли этому, так как многое из этого противоречило политике правительства имперской России.

Итогом же этого противостояния стало то, что по навету со стороны генерал-адъютанта Чернышёва генерал-лейтенанта Денисова не только отстранили от исполнения им обязанностей войскового атамана, но и отдали под суд за якобы его самовольное допущение питейного откупа на территории вверенного ему войска Донского. И хотя подозрение в противоправной деятельности бывшего атамана Денисова доказано не было, на своей атаманской должности он так и не был восстановлен.
В период атаманства А.К. Денисова (1818-1821 гг.) в Новом Черкасске числилось уже около 2100 зданий. Хотя в полном смысле этого слова зданиями являлась лишь десятая часть всех имевшихся в городе строений. Все же остальные строения были не капитальными, а сооружёнными либо из тех строительных материалов, которые были добыты при разборке прежних жилищ их владельцев в старом Черкасске, либо вообще из подручных материалов.

В этот же период, помимо уже известного нам двухэтажного здания войсковой канцелярии, в Новом Черкасске имелись также ещё и такие казённые здания, как двухэтажный флигель штаб-лекаря, госпиталь с аптекой, городская тюрьма и караулка (в тот период они располагались у восточного подножия Бирючекутского холма), войсковой острог, казачья казарма, флигели гимназии и уездного училища, типография. Был здесь и ряд казённых домов самого разного назначения: сыскного начальства, почтовый, противопожарный, для умалишённых, питейный (с ледником при нём) и другие.

Судебное дело, заведённое на Адриана Карповича Денисова, при его жизни так и не было закрыто. Прожив после своей отставки с атаманского поста ещё 20 лет, прославленный казачий полководец, кавалер ордена Святого Георгия и ряда других высоких наград скончался в 1841 году в возрасте 78 лет. Погребён он был в основанном им селе Анастасиевка тогдашнего Миусского округа Земли войска Донского, находящемся теперь в Матвеево-Курганском районе Ростовской области. Лишь спустя более полувека имя войскового атамана Денисова было как бы реабилитировано в связи с присвоением его первоочередному 7-му Донскому казачьему полку, в котором проходили действительную службу казаки станиц Черкасского и Ростовского округов: Кривянской, Грушевской, Новочеркасской, Аксайской, Александровской, Гниловской и других.

Имевшееся на могиле А.К. Денисова надгробие до наших дней не сохранилось. Поэтому о месте захоронения бывшего атамана войска Донского в Анастасиевке известно теперь лишь то, что находилось оно вблизи местного храма. Попытка же энтузиастов из Анастасиевки и её окрестностей добиться установки близ этого храма памятника А.К. Денисову в 2013 году – к 250-летию со дня его рождения – пока оказалась безуспешной: у районной администрации не нашлось средств даже на проектные работы. Так что задумка эта, в лучшем случае, может быть осуществлена лишь в 2014 году.

Павел Чернов

Комментарии