О фальсификации доказательств и спасении души

«Дело» Бессонова

Мы продолжаем рассказывать о судебном процессе над В.И. Бессоновым. Материал – огромен. Заседания шли по два раза в неделю, а сейчас принято решение заседать три раза! Поэтому мы приводим самые показательные моменты судебных разбирательств.

8 мая.

Судебное заседание началось с просмотра копии загадочно пропавшей из материалов уголовного дела видеозаписи.
В ходе просмотра стороны процесса пришли к единому мнению, что она полностью идентична той, что пропала из материалов дела. Содержание же ее, наоборот, защита и обвинение увидели по-разному. Если защита и слушатели на процессе нигде не увидели того, как В.И. Бессонов наносит удары двум сотрудникам полиции, то прокурор Кашубина всё разглядела как в ясный день!
Чтобы привести суд к единому мнению и в этом вопросе, защита В.И. Бессонова два месяца назад очень постаралась и привлекла к анализу видеозаписи одного из лучших экспертов страны. Экспертом была сделана пошаговая раскадровка видеозаписи с распечаткой на фотобумаге каждого кадра. Но судья Кравченко отказался исследовать и приобщить к материалам дела данные фотографии, основываясь на доводах прокурора, что де неизвестно – та ли использована видеозапись или какая-то иная!
Тем не менее, на видеозаписи достойного качества отчётливо видно, что и Грачёву и Мышенину что-то да досталось от целой группы граждан. Вот кто-то бьёт полицейского флагом по голове, а кто-то не дотянулся. Вот кто-то через плечо В.И. Бессонова протягивает руку в сторону полицейского. Но В.И. Бессонов никого не бьёт. На видеозаписи есть один-единственный момент, когда В.И. Бессонов оказался в гуще столкновения на ступеньках полпредства, и в этот момент один из полицейских оказался резко вытолкнутым из толпы, но никаких моментов удара на видеозаписи нет. Вероятно, полицейский споткнулся или слетел со ступеньки.
Прокурор Кашубина убеждена, что вот этот вылет полицейского из толпы и есть доказательство того, что бил его именно В.И. Бессонов. Этим всё доказательство вины исчерпано. Остался непонятным смысл похищения оригинала данной видеозаписи из материалов дела.
Была просмотрена и та часть видеозаписи, которая зафиксировала ситуацию после попытки разгона группы депутатов Государственной Думы РФ и пришедших на встречу с ними граждан 2 декабря 2011 года и после того, как все люди разошлись. Стороны процесса и слушатели отчётливо увидели, что и после события на месте происшествия потерпевший Грачёв никаких признаков сотрясения головного мозга не обнаруживает, ведёт себя обычно, отдаёт распоряжения. Ходит при этом ровно. Рядом с Грачёвым невозмутимо стоит начальник Кировского РОВД Шпак, который при даче показаний в суде утверждал, что на своей машине тотчас же отвёз полковника Грачёва в больницу. При этом никак не смог вспомнить – в какую именно больницу он отвёз искалеченного Грачёва. Умалчивают об этом и медицинские документы, которые суд никак не желает запрашивать в медучреждениях.
Судья Кравченко принял решение о приобщении видеозаписи к материалам уголовного дела (взамен аналогичных пропавших).

Был допрошен свидетель защиты Е.В. Чугунов, присутствовавший на встрече с депутатами 02.12.2011 года. В частности, прозвучало следующее:
Адвокат Аграновский (к свидетелю): — Люди, женщины с детьми – были напуганы действиями полиции?
Свидетель: — Были сильно напуганы. Создавалось ощущение, что полиция сейчас применит оружие.
Адвокат Ткачук: — Согласно показаниям Грачёва, он прибыл с целью разблокировать вход в полпредство. Вход был блокирован?
Свидетель: — Нет, вход был совершенно свободен.
Прокурор Кашубина (к свидетелю): — Вы были активным членом КПРФ?
Свидетель: — Не знаю, это не мне судить.
Прокурор Кашубина: — Есть ли у вас глаза на затылке?
Ошарашенный судья отвёл данный вопрос прокурора!

15 мая.

Судья Кравченко отклонил ходатайства защиты о допросе бесследно пропавшего эксперта Садовой и проведении дополнительной экспертизы медицинской документации на потерпевших Грачёва и Мышенина.
Были оглашены показания свидетеля защиты А.М. Толмачёва, в непосредственном допросе которого суд отказал защите.
Вот лишь некоторые фрагменты из показаний Толмачёва:
Толмачёв — Грачёву: — Почему не пустили людей на площадь?
Грачёв: — На площади Советов гуляет верблюд, и если верблюд испугается, то подавит людей.
Толмачёв – Грачёву: — Почему полицейские взяли в кольцо участников встречи с депутатами? Кто здесь старший?
Грачёв: — Я здесь старший, и кто дал команду – я не знаю.
Толмачёв – Лапину: — Кто дал команду окружить людей вооруженными людьми?
Лапин: — Я разберусь…
Толмачёв: — Я знаю Грачёва по фальсификациям уголовных дел, в т.ч. на меня.
Грачёв: — Толмачёв подкрался ко мне в толпе и в суматохе взял интервью, которое не имеет значения для уголовного дела.

Далее в суде был допрошен свидетель защиты Ю.Л. Гордиенко.
— Никто его не бил, — сообщил он о Грачеве. — Может только флаг кто-то уронил на него…
Свидетель А.В. Давиденко приехал в суд из Сергиева Посада.
Судья Кравченко: — Где работаете?
Свидетель Давиденко: — В монастыре.
Судья Кравченко: — Официально где работаете?
Свидетель: — Официально… Тружусь во славу Божию.
Давиденко также подтвердил невиновность В.И. Бессонова:
— Это абсурд. Этого не было. Я точно подтверждаю, что он никого не бил. Я специально приехал из Сергиева Посада, чтобы защитить невиновного человека.
Прокурор Кашубина попыталась атаковать монаха своими вопросами или подловить на противоречиях, но свидетель вёл себя и говорил настолько естественно и отрешённо от всякой лжи, что прокурор невольно поддалась воздействию некой незримой силы и отступила.
— Я не коммунист, — заявил свидетель. — Я за монархию, но я хочу защитить Бессонова, считаю это важным для спасения души.

17 мая.

Защита заявила ходатайство о приобщении акта почерковедческого исследования подписи врача Соболевой в медсправке на потерпевшего Грачёва и акта почерковедческого исследования имеющейся в материалах уголовного дела подписи понятого по фамилии Храпач. В ходе исследований, произведённых независимым экспертом по инициативе адвокатов В.И. Бессонова, установлено, что подписи Соболевой и понятого Храпача сделаны посторонними лицами, что является дополнительным доказательством преднамеренного конструирования и фальсификации целого ряда материалов уголовного дела, положенных в основу уголовного преследования В.И. Бессонова.
Прокурор возражала, суд постановил: отказать. Адвокат Олейник заявил отвод судье Кравченко в связи с препятствованием стороне защиты в представлении доказательств, в создании неравных условий для сторон процесса.
Судья Кравченко: — Снимаю с рассмотрения.
Адвокат Олейник заявил ходатайство о прекращении судебного следствия и возврате дела прокурору, подробно изложив многочисленные доводы защиты. Просил суд принять от него под ответственность за дачу ложных сведений заявление о преступлении, а именно – о подделке подписей Соболевой и Храпач.
Прокурор Кашубина: — Заявленные доводы основанием для возврата дела прокурору не являются. По поводу преступления защитник вправе обратиться в индивидуальном порядке в правоохранительные органы.
Отсылая адвоката с заявлением о преступлении в правоохранительные органы, прокурор, загадочно улыбаясь, знает и понимает, что ответ на такое заявление будет один: так как дело рассматривается в суде, заявление не подлежит рассмотрению. Судья Кравченко удалился в совещательную комнату и вынес решение – отказать.
Адвокат Олейник негромким голосом попросил суд все-таки приобщить текст почерковедческой экспертизы к материалам дела.
Судья Кравченко также еле слышным шёпотом постановил: хорошо…

Допрошенный далее свидетель защиты В.М. Куксин подробно описал события 2 декабря 2011 года, в которых принимал участие. Призывов захватить полпредство не было, сообщил он, Бессонов не наносил никому никаких ударов…

Защита просила продолжить допрос свидетелей, прибывших в суд, но судья Кравченко стал вертеться на стуле и делать различные гримасы.
Судья Кравченко: — Зачем мы будем слушать свидетелей, которые говорят одно и то же? Вы что, хотите сюда весь митинг привести?
Адвокат Олейник: — Мы также просили суд допросить всех без исключения свидетелей обвинения, но как только они начали давать противоречивые показания, прокурор отказался от их дальнейшего допроса. Наши свидетели дают показания, из которых видно то, что не только В.И. Бессонов никого не бил, но и сами действия полицейских являются преступными. Разгон встречи с депутатами был незаконным, действия полицейских были незаконными. Мы это доказываем суду, а суд нас не слышит.
Судья Кравченко глянул на часы и объявил перерыв до 22 мая…

Слушатель на процессе.

(Продолжение следует).

О фальсификации доказательств и спасении души: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *